Ветер Странствий
20 Июнь 2019 08:39 мск  
Европа
Незатасканная Италия. Парма
Парма *****

Парма знаменита больше с гастрономической стороны: пармезан, пармская ветчина, джамбони и пищекомбинат «Пармалат», - кто же не знает эти достижения итальянской культуры! По поводу вклада города в иные её отрасли известно гораздо меньше, в качестве достопримечательностей Парму не особо жалуют. Может быть, есть тому и вполне понятное объяснение: Парма, откровенно говоря, город некрасивый, причём, иногда кажется, что какой-то нарочито некрасивый. Ну а в том, что Парма не прекрасна, может быть, наружно, зато душой красива наверняка, разбираться есть желание не у каждого, в Италии полно городов, отнюдь не скрывающих свои достоинства.
У меня было и время, и желание, и потому я съездил и в Парму, о чём не жалею. У города есть собственное лицо, пусть и корявое, а про душу – подробнее.
Культовые сооружения точно оказали бы честь многим другим городам. Собор Санта-Мария Ассунта 1) - довольно внушительное сооружение, да, смотрящееся довольно кургузым, потому что ширина и очень лаконичный декор, изначально романский, не подкреплены высотой и какими-то действительно интересными архитектурными решениями, да и колокольня кондовая2). Изящества в Соборе никакого, хотя окрас камня, розоватый, весьма симпатичен. Это всё о фасаде, остальные части здания куда менее интересны. А вот интерьер, напротив, очень впечатляющий, на мой вкус – красивый 3)4). Да, это такая тяжеловесная, барочная красота 5)6), не изысканная, слегка придавливающая и местами избыточная, поскольку практически вся поверхность и стен, и потолка заполнена фресками 7)8), в основном почти местного Корреджо со товарищи, очень недурными самими по себе, а в качестве декора вообще весьма красиво и необычно, в основном в своей колористике и контрастности. Различные художественные находки мощного барочного мастера, которые, по слухам, вызывали бурное восхищение современников, сейчас оценить непросто, потому что краски сильно потемнели, из-за чего все росписи стали темнее и мрачнее, чем задумывалось, но, притушив живописные достижения, это обстоятельство добавило пикантности и мрачноватого колорита всему интерьеру. Барочная живопись доминирует, хотя намешано много чего9)10), от XIII 11)12) до XIX в.13), системы особо никакой, но на фоне массивных фресок этот винегрет не заметен. Хороший Собор, можно сказать, стильный, должен понравиться, если вы, конечно, не эстет…
Баптистерий 14) - тоже очень достойное сооружение, в целом – вполне в ансамбле с Собором, романский, розоватый, слегка грубоватый и точно не изящный. Внешне по-настоящему декорирован только вокруг входных дверей 15), зато внутри расписан полностью 16). Вернее, был, верхняя часть явно восстанавливалась и сейчас голая, однако и того что осталось, хватит, чтобы убедиться в весьма серьёзном подходе к оформлению крестильни 17). Тут сохранился XIV в.: изрядные для своего времени и довольно интересные фрески и того же возраста резьба 18)19).
Музей Собора, где находятся оригиналы статуй и откопанные римские мозаики с ближайших площадок, ничем особо знаменательным не отметился.
По соседству с Собором находится и аббатство Сан-Джованни Эвангелиста 20) с уже вполне обдуманным барочным фасадом. Церковь, конечно, барочная, с плавными обводами, с ней немного заморачивались 21), фасад банальный, но всё-таки симпатичный, а колокольня вполне изрядно по здешним меркам украшена, хотя не очень-то гармонирует с фасадом церкви. Интерьер весьма похож на соборный 22), только сильно прореженный 23). В основном опять же XVII в., т.е. мрачноватое барокко 24), насыщена в основном алтарная часть, много попадается и более раннего. Но церковь является лишь частью большого комплекса монастыря с несколькими внутренними двориками 25), благо местный монах-францисканец охотно коррумпируется и готов показать за толику малую своё хозяйство. Тутошнюю богатую библиотеку, очевидно ещё и как-то декорированную, «мирским» не показывают, но кое-что из прочего «эксклюзива», на поверку вполне себе рассчитанного на посещения, всё равно посмотреть стоит. Внутренние дворы 26), честно говоря, так себе, обещанных росписей тут как-то незаметно, да и общее состояние не вызывает восторга. А вот сакристия 27) и собственная часовня 28), расписанные больше орнаментальными фресками, где труднее искать огрехи, – очень даже ничего, пёстренько, но красиво.
Санта-Аннунциата 29) 30) – массивный, громоздкий и странноватый многогранник с закруглениями на грани ренессанса и барокко, по-пармски лишённый изящества, хотя, можно сказать, ещё вполне в ренессансном духе. Интерьер тоже с переходом в барокко, небогат и неинтересен 31), за исключением, правда необычного овального купола и каких-то странных, прямо-таки кабалистических символов в алтаре 32).
В Санта-Лючии33) с простецким барочным фасадом с парой статуй и медальоном, обозначающим украшение фасада, тоже есть барочные росписи 34)35), но они попроще, «пожиже» и попривычнее, поэтому не создают должного впечатления.
Сан-Сеполькро 36) заметна больше благодаря своей хоть как-то украшенной архитектурными излишествами и интригующей колокольне, само здание никак не отделанное и вообще малоинтересное снаружи. Да и внутри 37) запомнилась только капелла 38), оформленная в «помпейском» стиле, т.е. мелкофигурными росписями на светлом фоне, что в ренессансе частенько можно увидеть в палаццо, а в ампире стало одним из наиболее частых художественных решений, но опять же для дворцов, в церквях видеть не приходилось. Ну ещё тут массивный и довольно эстетичный резной деревянный потолок, хорошо, конечно, но ребята совсем не церемонились со старым вариантом интерьера и даже фрески не пощадили, пустили поверх.
Ещё несколько церквей с доминированием барокко оставили меня равнодушным. Хотя барокко, формально, наиболее часто встречающийся стиль в Парме и внешне, и, особенно внутренне, где был простор для пары весьма талантливых местных художников – Корреджо и, разумеется, Пармиджанино, которому тут стоит памятник 39). Однако, барокко тут грубоватое, и, хотя и не такое навязчивое, как в Риме, но никак не «играет» и не придаёт ни городской застройке, ни культовым сооружениям, ни должной величавости, ни красоты, ни даже помпезности. Не знаю уж: не повезло городу, не хватило ли средств, чувства вкуса правителям, таланта архитектором, схалтурили ли они или просто были не в форме, но по-настоящему красивых или величественных зданий, не говоря уж об изяществе, в Парме нет, поэтому я и имею смелость заявлять, что Парма - город какой угодно, но только не красивый!
Впрочем, одно исключение сделать можно – церковь Санта-Мария дела Стекатта 40) производит впечатление, по крайней мере, величественного здания. Это мощное барокко со сглаженными силуэтами и приятными округлостями 41), с некоей фантазией, приобретшей всё-таки, вопреки местной традиции, «телесные» воплощения. Да, как обычно, несколько приплюснуто и тяжеловесно, и далеко не все детали уместны и гармоничны, но это - не просто здоровенный кирпич или шайба, а сложное архитектурное решение. Да, это не особо красивый и оригинальный красный кирпич, но всё-таки, пусть и очень нещедро, снабжённый хоть сколько-нибудь мастеровитой и подходящей скульптурной декорацией. Интерьер вполне пармский, в хорошем смысле – темноватое, мрачноватое барокко со сплошными фресками 42)43), покрывающими всю предоставленную поверхность, по своему очень стильное и декоративное, пусть в чём-то и благодаря всё тем же потемневшим от времени свинцовым белилам.
При церкви обнаруживается ещё и полупотайной музейчик, посвящённый соответствующему полупотайному обществу: Ордену, мало того, что Константинианскому, так ещё и Св. Георгия. О как! Понятное дело, что это сугубо местечковая забава, в подражание чему-то типа Ордена Бани, например, с соответствующими дурацкими церемониями и затеями. По большому счёту, штаб-квартира этой вселенского значения организации расположена в небольшом неинтересном домике по соседству с церковью, где имеется портретная зальца и капелла с одеяниями и «реликвиями», какими-то тряпками Марии-Антуанетты, включая сорочку с пятнами её крови, написано, что копия, и совершенно идиотской рыжей мантией, которую я почему-то постеснялся запечатлеть. Но так было бы скучно, поэтому музейчик ещё прихватил сакристию и собственную капеллу церкви44), которая, как раз очень даже стоит посещения. Очень хорошая, «плотная» барочная деревянная резьба 45)46)в лучших итальянских традициях, и в отличие от прочих интерьеров церкви – на белом фоне. Изыскано, хотя и крупновато.
Но это единственное исключение погоды не делает, в остальном городская застройка весьма тусклая. Пару-тройку ренессансных палаццо найти можно, но это очень скучные здания, уж точно с внешне непритязательными ровесниками из Флоренции никак не сравняться. Даже стоящий напротив Собора Епископский дворец, слегка подстилизованый под Собор и Баптистерий, такой же розоватый, но совсем никак не украшен и занят сейчас какими-то коммунальными организациями. Барокко есть, даже много, но крайне безликое. Ни единичные и скромные барочные находки, типа здания Почтамта на ул. Македонио Меллони 47), ни разноцветные домики Борго Навиго 48) или страда делла Република 49) ситуацию не спасают, красоты и лёгкости городу явно не хватает. Даже модерн попадается, но очень робкий, как у здания на виа Сальве д’Акуизито 50): всякие модерновые украшательства скупы и размазаны по фасаду, доминанты же, привлекающей внимание и нет.
Правда, при этом, на удивление, пармские кварталы не оставляют неприятного впечатления, что-то такое самобытное в них есть, что, объяснить не возьмусь, может даже обаяние, простецкое и дубовато-кривоватое. Есть и единственная по-настоящему симпатичная площадь Гарибальди, где хоть как-то радуют глаз и ренессанс здания Муниципалитет 51) с вмонтированным туда памятником ещё одному художнику – Аллори, и относительно лёгкое барокко дворца Губернатора 52). О гармонии и ансамбле тут речи, конечно, не идёт, но хотя бы нет уродства. Добавь в центр пару настоящих архитектурных памятников, был бы вообще весьма недурственный городской пейзаж. Но вот с этим - вообще беда! «Титульные» здания тут только портят ситуацию своим вопиющим безвкусием и даже каким-то нарочитым уродством. Палаццо Дукале 53) ещё так себе, почему-то «дукале» часто бывают никакущими внешне, взять хотя бы Мантую. Внутри, вроде бы, предполагается какая-то красота, хотя бы расписные потолки, и достойный интерьер вполне мог бы скомпенсировать слабенький фасад. Но пускают во дворец раз в год по обещанию, потому что его занимает какая-то силовая структура. Правда, тогда не очень понятно, почему в ста метрах от этого режимного объекта павильон Эугенио Санвитале 54) плотно обложили бомжи! Короче, одно недоразумение и разочарование!
Ну а самое центровое и масштабное здание Пармы – палаццо делла Пилотта – это вообще позорище, покрывающее постыдной тенью всех городских архитекторов и их заказчиков! Внешний вид колхозного элеватора или главного цеха цементного завода обычно более утончённый, нежели у этого здоровенного, безыдейного, бесформенного нагромождения ободранных и потому кажущихся бетонными ангаров. И вот это строили для себя герцоги Пармские? Ну пусть мне скажут, что палаццо делла Пилотта – это зал для игры в эту самую пилотту – гибрид гандбола и футбола, но, во-первых, и такое сооружение для благородных сеньоров должно хоть как-то потрафлять эстетическим чувствам пилоттистов и их болельщиков, а во-вторых, этот спортзал оброс большим комплексом, включавшим и обширную библиотеку, и театр, и помещения для герцогских коллекций! В любом случае, это полнейшее безобразие и неуважение, и к себе любимым, и к гостям города и дворца, и если его недостроили, и если его так «восстановили»! Стыдоба! Снимать снаружи это сооружение не имеет смысла, ну вот только если так в совокупности с памятником Партизану, очевидно 55).
К слову, памятников, посвящённых борьбе за всё хорошее против всего плохого, в Парме попадается много. Оно и понятно, город между Миланом и Болоньей всё время был в эпицентре драматических событий, кипевших на границах сфер интересов Империи, Папства, многочисленных государств и государствочек, толкавшихся локтями и задами в Италии, да и позже играл какую-то роль в войнах, ведшихся итальянцами. Может быть, патетика борьбы и заменяла пармезанцам любовь к украшению своего города или мешала им в этом. В любом случае, память неведомых миру героев местного разлива тут почтили основательно. Про войну за объединение Италии не так много, кавуров и викторов-эммануилов не попалось, хотя Гарибальди, как положено, на площади его же имени 52а) стоит, ну и монумент Победы 56), вероятно. Есть один военный мемориал у Собора, другой военный мемориал на площади Филиппо Коридони 57), памятник Партизану, о котором говорил, ну и другие, незапечатлённые… Правда, ещё есть памятник грязному колонизатору Витторио Боттего 58), убитому свободолюбивыми собратьями Пушкина.
Героям – слава, но бог с ними, с партизанами, вернёмся в это горе-палаццо. К счастью, внутреннее содержание этого монстра всё-таки сильно сглаживает негатив, возникающий при его внешнем осмотре. Интерьер, конечно, жалкий и даже убогий 59)60), местами даже не приступали. Но коллекции достойные. Тут есть библиотека с каким-то огромным, по слухам, количеством книг; туда, к сожалению, в этот день не пускали. Тут есть Театр Фарнезе 61)62)63) – довольно масштабное помещение с деревянными конструкциями, украшенными масштабными скульптурами в довольно большом количестве. Такого цельного «мистерийного» впечатления, как от Театро Олимпико в Виченце не остаётся, но тут всё-таки вполне действующий до сих пор театр: кресла бархатные.
Археологическая коллекция богатством не отличается, хотя попался вот такой забавный саркофаг с глазами и древнеримский здоровенный бронзовый стенд с текстом, похожим на смету с прописью, кому чего и сколько отгрузили 64). Это вполне по-пармски: весомо, грубо, зримо.
Художественные коллекции Национальной галереи Пармы в том же ключе. Есть тут и гигантские римские статуи, и вполне приличные живописные работы: Корреджо и Пармиджанино, разумеется, Эль Греко, даже рисунок гения свет-Леонардушки, и другие неплохие и необычные картины в изрядном количестве. Тут можно найти и средневековых диагностов 65), и демонстрацию святых крестоносцев 66) и вообще агиографический полиптих 67) с каким-то адовым трэшем: святой страдалец тут успевает и воссоздать ребёнка из тазика гнилых костей, и прирастить ногу какому-то «саморубу», и смесью из собственной крови и мозгов написать что-то нетленное на земле! Кое-что запомнилось из прикладного искусства, типа вот этого резной таблички, где в очередной раз удивила сноровка и техническая оснащённость бригады, пришедшей снимать Христа с креста 68), ну и этого изразцового ухаря, от усилий практически выпрыгнувшего из штанов 69). Монеты попадаются интересные 70). В целом - отнюдь не плохая коллекция.
Прочее музейное хозяйство тоже не лишено интереса, тут есть ещё, по крайней мере, три художественных музейчика. Ну, галерея Бокки сделала всё, чтобы её не нашли, а когда нашли, то всё равно не попали, зато пинакотека Стюарта, занявшая бывший монастырь, гостеприимно распахнула свои двери на совершенно безвозмездной основе. Хотя это, как я обычно шучу, хорошее собрание плохой живописи, но, во-первых, грешно смотреть в зубы даровому коню, а во-вторых, всё-таки можно найти и пару приличных полотен, в т.ч. Пармиджанино, и пару занятных: с Христом, как положено без штанов, но в манерной шляпке 71,справа) и с очень специфическим прочтением входа господня в Иерусалим 72), где адепты ликуют и буквально прыгают под копытца осляте Спасителя, а нормальные граждане как ни в чём ни бывало продолжают вкалывать буквально до разрыва кюлотов 72,слева).
К художественным я бы отнёс и собрание Глауко Ломбарди 73), посвящённое больше весёлой вдове Наполеона и её второму мужу – одноглазому генералу, сделавшемуся герцогом Пармским. Поскольку музей расположен в их доме, то кое-что художественное осталось и от интерьеров, и натащено хозяевами и музейщиками 74). В основном это графика, типа вот этих авангардистских костюмов XVIII в. от кутюр 75, фон) или эскиза гипермегамонгольфьера, но есть и живопись. Ещё повеселила вышитая картинка, якобы китайская, но очень похожая на исполнение гопака 75,спереди). Ну а прочее, как ни странно, небезынтересная бытовуха, относящаяся к самим супругам и к их времени. Я абсолютно далёк от почитания личности Наполеона, поскольку считаю его подонком и военным преступником, и не понимаю, почему бы итальянцам вообще, и особенно пармезанцам, к нему хорошо относиться, тем более, что он ограбил их городскую галерею. Ну разве что потому, что Наполеоне Буонапарте был, как известно, итальянцем… Ну и тем более не вижу никаких поводов для себя уважать или любить его вторую жёнушку Марию-Луизу, подложенную под узурпатора её ужасно гордыми родителями. Однако, весёлая вдова – молодец: не терялась и успела ещё пару раз побыть замужем, правда на должностях с понижением, но умела себя развлечь, например, писала неплохие картины. Женщина была слабого здоровья, судя по размерам её «походной» аптечки 76,слева), что не помешало ей не только дожить до изобретения фотографии, но и пережить всех трёх своих мужей. В том числе и одноглазого генерала, который тоже рисовал неплохую графику и был заядлым рыболовом, судя по размеру и комплектации его рыболовецкого набора 76,справа). Ну этой даме пармезанцы в принципе могут быть признательны, она хотя бы что-то строила в городе, а если и воровала, то аккуратно.
Музей кукол с весёлым названием Замок Буратино я проигнорировал, но уж если заскучать, то и его можно посетить. Мне вполне хватило на целый день увеселений, так что город совсем не успел надоесть и даже наоборот, осталось лёгкое сожаление от того, что Камера Сан-Паоло, тоже расписанная Корреджо, отчего-то по воскресениям не открывается. Но ладно, это мелочи, выезд засчитан!

Опубликовано 09.02.19 lastdoctor

«Ветер Странствий» © 2012   Контакты
Сайт управляется SiNG cms © 2010-2015