Ветер Странствий
28 Сентябрь 2020 18:24 мск  
Европа
Стамбул
Страницы:
Стамбул******

Съездив в Стамбул, позволю остаться при своём мнении - любому условно православному россиянину не за что любить и особо не за что уважать турок и Турцию. Вылезшая из недр очень Средней Азии очередная орда смогла не только закрепиться в Азии Малой, но потом ещё и расползлась на пол-Европы. Это, конечно повод для гордости, но нельзя же только паразитировать на захваченных землях, а по большому счёту только этим турки и занимались пятьсот лет. За это их любить?
Турция – страна сама по себе красивая, наверняка там много мест, достойных восхищения, но, в основном это - природные красоты. Масса исторических памятников, но опять же относятся они к предшествующим цивилизациям, турки к ним не имеют отношения, им даже гордиться ими неприлично. В чём вклад турок? За что их уважать? Разве что за то, что не доломали совсем? Наслаждаться достижениями турецкой культуры? А что это такое? Особый способ варки кофе и отказ от пьянства? Всё? Вот и получается, что Турция и всё, что в ней есть интересного – две большие разницы, совершенно не связанные между собой. Потому, собираясь ехать в Турцию смотреть на великие памятники и природные красоты, ощущаешь себя почти как покупатель заведомо краденного. Но всё равно хочется взглянуть, потому и счёл нужным съездить в Турцию, удовольствовавшись, для начала, Стамбулом.
То, что Стамбул – не совсем Турция – принимаю без оговорок, так же как и почти любой мегаполис мало похож на национальную глубинку. Стамбул уже и не столица страны, столицу, от греха подальше ещё в 1923 г. перенесли «поглубже», в Анкару. Но Стамбул - древняя столица двух империй, своеобразное турецкое окно в Европу, «европейское лицо» Турции. Именно здесь сконцентрированы многочисленные достопримечательности, доставшиеся туркам по наследству. Так что в Стамбул!
Пусть это и неприятно, но этот великий город приходится именовать именно так, теперь он турецкий и, видимо, навсегда. Турецкий Стамбул – трагическое недоразумение, следствие не столько турецкой лихости и коварства, сколько европейской подлости и глупости. Гордая столица Византии, древний Константинополь был отдан европейцами дикарям – туркам почти что ни за грош. Крестовые походы, чтоб там о них не говорили в последнее, до отвращения политкорректное время, приносили, на мой взгляд, огромную пользу. До поры до времени героические европейские разбойники-крестоносцы успешно сдерживали натиск дикарей на переднюю Азию, и арабов, и турок. Но всё это до той минуты, пока злобному подонку – дожу Венеции Дандоло не пришла в голову светлая мысль – разгромить христианского соседа Византию. Относительно успешно совладав с арабами, византийцы вели тяжёлую войну с турками, нет бы да помочь им в этом, а потом уж делить сохранённые территории. Нет, надо было добить союзничка. Византия, правда, смогла в последний раз встать на ноги, но уже не смогла совладать с наседающими турками. Помня о «благородстве» католических союзников, последний император предпочёл погибнуть сам и погубить свой город, чем просить помощи. Зря! Молиться Господу нашему Иисусу можно было бы и на католический манер, авось и удалось бы отстоять город, по крайней мере. Во всяком случае, та же Венеция практически ничего из своих владений туркам не отдала, в том числе и из греческих островов. При всей мощи Османской империи и в XVI веке ей в Европе ничего не светило, если бы не раздрай среди европейских монархов. Одного Карла V хватило бы, чтобы вышвырнуть турок из Европы, а то и Константинополь вернуть. Но нет, пока немцы под Павией били французов и брали Рим, у них турки чуть Вену не отобрали. Вся борьба с турецкой гидрой держалась на голом энтузиазме, например тех, кто не сдал Биргу и потом построил Валетту, но кое-как сдержали. B XVIII веке турок и вовсе должны были загнать обратно в горы, но и тут подлость Франции не позволила это сделать. Решая свои местные проблемы с испанцами и австрияками, «людовики» откровенно предавали интересы восточных христиан, скармливая их слабеющим и потому звереющим туркам. Потом инициативу по спасению рушащейся империи взяли на себя англичане, мешая уже не австрийцам, а русскому ивану. Боясь, что мы влезем далеко вглубь Азии и подымем на национально-освободительную войну их любимую игрушку – Индию, наши лучшие друзья сильно нам льстили, считая, что мы со своими парусными корытами влезем ещё и в проливы, и дальше в Средиземное море. Приятно, конечно, но по-моему, перепугались они сильней, чем стоило бы. Это ж надо, влезть в Крым и загибаться от дизентерии под Севастополем, защищая турок! На мой вкус – настоящий позор для британской короны. И в 1878 г. только наши британские друзья помешали нам взять Константинополь. Протекторат России нашим православным братушкам выходил боком. Без нашей помощи получалось лучше. В Первой Балканской войне турок наконец вымели из Европы. Но вместо того, чтобы добивать гадину, победители, как обычно, передрались между собой. Последний, но самый верный шанс представился после Первой Мировой войны, куда турки с дуру сунулись. Турцию по её итогам могли и должны были просто разорвать. Но очередная подлость англичан, организовавших нам революцию, а сочувствовавшим нам армянам большие неприятности, опять помешала вернуть Константинополь. Англичане свои куски от Османской империи оторвали и успокоились, но героические греки оказались настырнее и захватили половину континентальной части. Увы, без поддержки империалистов небольшая Греция не справилась. Меньше надо было воевать с болгарами и лезть в Крым и Одессу, может быть, лучше бы получилось. А так великий вождь Мустафа Кемаль по прозвищу Ататюрк всё-таки сохранил за турками всю азиатскую часть и Стамбул. Ну его понять можно, раз уж взяли город, не отдавать же кому попало. Не склалось у греков, а жаль! Потому одна из центровых улиц Стамбула носит довольно дурацкое название Истикляль – улица Независимости. От кого? Ну, наверное, от греков!
Этнография – не главное для меня, но рассматривать камни в отрыве от живых людей, которые на них сидят, – тоже абсолютно неправильно. Но где он, национальный колорит? В странной смеси звуков из диковатых завываний муэдзинов, пять раз в сутки доносящихся с минаретов многочисленных мечетей, перемежающихся наиболее отвратительными образцами русскоязычной попсы? Честно скажу, считал, что муэдзины более сладкогласы. Но вполне можно было бы уважать подвижника, влезающего пять раз в день метров на 70 вверх и способного оттуда так восславить всемилостивого и милосердного, чтобы правоверный выпрыгнул из тапок и в чём есть рухнул лбом в сторону Мекки, а неверный обмочился от страха. А то ныне даже не удосуживаются влезать на минарет и исполняют, как и наша попса, под фанеру из громкоговорителя!
Хотя, конечно, к заслугам турок можно отнести то, что они смогли построить ислам с относительно человеческим лицом. Кроме них и татар это, пожалуй, никому больше не удалось. Правда, татарам сильно в этом помогли такие гуманисты, как Иван Грозный и Иосиф Виссарионович, а турки пришли к этому тоже из-под палки, подгоняемые Ататюрком, тоже тем ещё либералом. Сейчас всё выглядит пристойно, по крайней мере, после вопля с минарета никто не падает на колени где придётся. Да и закутанных по самые глаза дам не так уж часто встретишь, похоже, что все наиболее ортодоксальные мусульмане уже перебрались в Европу. Шляться по Стамбулу по ощущениям, куда спокойнее, чем например, по какой-нибудь Лиме. Но записное турецкое радушие показалось мне абсолютно показным, длящимся пока ты что-то у них покупаешь. Не верю я в перековку людей, в чьих жилах течёт горячая ядовитая кровь, даже не янычар, а башибузуков, от них всего можно ожидать...
Ну это всё - так, присказки, пора за дело. Стамбул в целом, как город не произвёл на меня слишком приятного впечатления. Огромный, разбросанный, бестолковый, с точки зрения архитектуры малоинтересный, серый. Подавляющее большинство мегаполисов, если они возникали не на пустом месте, имеют своё лицо, хоть чуть-чуть, но национальное. Про Амстердам и говорить нечего, сплошное своеобразие, но, при всём своём безродном космополитизме, к числу таких относятся, и Париж, и Лондон, и Стокгольм, и даже Москва. Стамбул же малоузнаваем. Всё его своеобразие - в больших мечетях, издали похожих со своими клешнями-минаретами на огромных членистоногих, вылезших на серую скучную гальку. Всё остальное – совершено невзрачная масса. Да, куча романтических бредней о Босфоре, ну есть такой 1) 2), ну и чем он в черте города отличается от любой большой реки или залива? В чём цимес? Мраморное море негрязное, кораблики плавают, дежурные фонарики зажигают в сумерках, ну и всё. Сказать, что все эти водные достоинства удачно обыграны в архитектурно-ландшафтном плане было бы неправдой. Так вот взглянешь на фотографию и едва ли поймешь, что это Босфор.
Конечно, вся эта скукотища изрядно приправлена интересными объектами, достопримечательностей в древнем городе предостаточно. Римско-византийские, лично для меня, были главной заманухой. В целом они сохранили своё достоинство и позволяют спекулировать на своей культурно-исторической значимости. Хотя их и не так много, да и выглядят они не так хорошо, как об этом говорят воспеватели турецкой веротерпимости и толерантности.
Главным зданием, главной достопримечательностью, да что там, символом турецкого исламского Стамбула был, есть и, надеюсь, останется византийский собор Святой Софии 3). Это действительно великое сооружение. Снаружи странноватое, неказистое 4), ободранное, изуродованное тремя поколениями контрфорсов 5), обсиженное какими-то нелепыми пристройками 6)- минимум изящества, да и целиком его увидеть непросто. Но оно великое хотя бы из-за размеров и возраста, шутка ли - построено в VI веке! Колоссальное сооружение, да ещё не колизей очередной, а подведённое под купол. Такой щелчок по носу многим поколениям архитекторов: и нашим горе-зодчим, у которых всё разваливалось, и местным, которые чего-то надстраивали, пристраивали, но смогли только испоганить великий ансамбль минаретами, причём самыми безобразными в городе и почему-то всеми четырьмя разными. Интерьер, правда, меня немного расстроил, основное помещение 7) 8) ещё внушает уважение, хотя стены оказались гораздо более ободранными, чем ожидалось9)10). Про софийские мозаики принято говорить с придыханием11), и что, типа добрые турки почти ничего не испоганили, но это ложь. Хотя уже полвека американцы пытаются отскоблить что-то на стенах, мозаик осталось очень мало, фрагменты 12), росписей совсем нет. В этом отношении София Киева куда интереснее. И опять-таки, как в Киеве, галереи 13)14) едва ли не интереснее основного помещения, там и основные мозаичные останки, хотя некоторые стилистически кажутся «додуманными» реставраторами. Короче говоря, интерьеры мне показались бедноватыми, смотреть на византийские мозаики надо в Равенне, ну или в Палермо. Но кстати, господа турки, понятно, что светлые лики на стенах жгли вам глаза, потому вы их со стен содрали или не помешали им самим осыпаться, но чем вы сами-то украсили свою главную мечеть? Развесили по углам в качестве метки – «мечеть тута!» круглые алахакбары, по изяществу вполне сопоставимые со щитом, якобы приколоченным Олегом ко вратам где-то тут неподалёку. Всё? Могли бы расстараться, чтобы хоть в качестве мечети вызывала восхищение, а то только нагадили. Ещё в Софии удивила могила Дандоло, пригрелся, подонок, правда его пару раз оттуда вытряхивали.
Другим очень достойным памятником православной культуры в Стамбуле является т.н. музей Карие, а на самом деле бывший храм Христа Спасителя в Хоре (вообще-то, «хора» – это окраина) 15). Это куда более позднее, но скромное сооружение, типично византийская базиличка16), каких много хоть в Афинах, хоть в Равенне, хоть где угодно в сфере византийского влияния. Такое впечатление, что по сравнению с VI веком архитектурная мысль, а может и материальное состояние, сильно оскудели. Сохранившийся интерьер, напротив, куда как побогаче софийского 17)18), как и положено: росписи от пола до купола 19)и довольно качественные для того времени мозаики20)21). Хорошо, что сохранились - ещё один «веротерпимый» турок не стал до конца портить всю эту красоту, а скромно замазал штукатуркой. Сюжеты для мозаик и фресок не всегда привычные, на одной Христос забирает в рай, надо понимать, Марию и Иосифа, а вот «пол» усыпан обломками каких-то механизмов и замков.
В центре города стоит ещё церковь св. Ирины, использовавшаяся в лучших традициях под склад, сейчас она в ремонте. А чтобы благополучно закончить православную тему, надо сказать, что по окраинам старого города разбросано десятка полтора церквей разных конфессий, очень скромных. Одна из них, болгарская, носит загадочное название «Железной». Проходя мимо неё, так и не понял, что в ней железного - обычная новая церковь, не базилика, а со шпилем, крытым сейчас, после ремонта, блестящим металлом, явно не железом. Хотя может быть потому всё-таки железная, что крыша не черепичная? К слову, часть мечетей крыта бронзой, не только купол, но и весь барабан, видок не самый лучший…
Из прочего византийского наследия выделяются, конечно, останки акведука Валента 22). Приятно, что сохранился в центре города, хотя масштаб, конечно, с Сеговией не сравнишь. В руинах стоит и бывший Влахернский дворец 23), зачем уж надо было его крушить? Ещё более ранний Большой дворец, совсем уж в центре, развалился совсем и предстаёт только в виде останков своих мозаичных полов (музей мозаик). Мозаики вполне художественные, примечательные, и по технике, и по сюжетам. Они показались более изящными, нежели те, что видел в Пьяцца-Армерина. Сюжеты и тут 24)очень далеки от христианства: люди, едущие на верблюде 25), разные звери, небезуспешно давящие всяких смрадных гадин 26), что должно символизировать различные аспекты торжества добра над злом. Хотя есть почти христианская тема – мать с младенцем и собакой рядом, уже вполне читаемая символика 27). Впрочем, я всегда склонен отыскивать какое-нибудь безобразие, и тут один сюжетец мне показался весьма сомнительным 28). Пишется, что охотник с собакой, хотя из чего следует, что это охотник, или до чего охотник, потому не совсем понятно, что он с собачкой делает? Ну это так, шалости загрустившего в Стамбуле…
Самым же удивительным и, можно сказать, уникальным византийским наследством служит подземное водохранилище Цистерна Базилика, прозванная турками Подземным дворцом (Йербатан Сарайи) 29). Нигде такого не видел, и по-моему, нигде такого и нет: специальное сооружение, можно сказать крытый бассейн, построенный во вполне традиционной римско-византийской манере. Это действительно базилика, только врытая в землю и не увенчанная куполом. Мне, честно, не совсем понятно, зачем надо было создавать столь значительное сооружение, воды тут всегда было не так много30), колонны, наверняка не предназначены для стояния в воде. А ведь их ещё и украшали, есть колонна «слёз» 31), три подножия выполнены в виде голов Медузы 32), положенными под различными углами, якобы для того, чтобы своими окаменяющими взглядами «простреливали» большую территорию и укрепляли тем самым камень колонн. Но если не задумываться над целесообразностью постройки, то вид внутри можно признать совершенно фантастическим. Вода, колонны и своды в таинственном свете немногочисленных фонариков создают необычайное впечатление, словно погружаешься в какой-то потусторонний мир, в антураж мифа или «фэнтези» 33)34). Даже толпы других зевак не так мешают всем этим наслаждаться.
Прочие византийские постройки остались только в памяти. Торчавший в самом центре города ипподром был бы приговорён при любой власти, от него и осталась только овальная площадь, на которой стоят обломки былого величия: витая «Змеиная» колонна 35) и Египетский обелиск 36). Собственно и всё. И этого, конечно, достаточно, чтобы восхититься достижениями византийских строителей, но на их счёт никто и не сомневался. Константинополь – великий город, а вот что со Стамбулом? Что великого смогли создать новые его хозяева за 550 лет своего владычества?
Как и любой столице империи Стамбулу положен дворец ампиратора, есть такой - дворец Топкапы. Вернее это «сарайи», что мы с тюркского переводим как дворец. Потому как местный «сарайи» - это мало похожая на «монолитный» дворец совокупность оборонительных сооружений, жилых, представительских и религиозных помещений. Примерно по тому же принципу собрано, например, палаццо Дукале в Мантуе или королевский замок в Виндзоре, но там есть доминирующее здание, здесь его нет. Во всей этой непривычной мелюзге из домиков, павильонов и откровенно подсобных построек, заполняющую три больших двора, не сразу отличишь одни от других. И потому, такое впечатление, что не только презрение к исконным врагам превратило красивое по смыслу слово «сарайи» в наше понятие «сарай». Хотя, бесспорно имперский «сарайи» куда солиднее, чем подобное сооружение, скажем в Бахчисарае. По статусу положено! Но вот первые парадные ворота Баб-юс-Селам 37) совсем не впечатлили, зато вторые Ворота Блаженства 38) куда более нарядные, и что для нас важно, они по-настоящему в «национальном» стиле. Собственно этот стиль подразумевает облегчённые конструкции с широкополыми плоскими крышами, образующими длинные галереи-козырьки, немного заострёнными арками и украшенные инкрустациями и преимущественно резными, набивными и лепными изречениями из Корана. Пожалуй, и всё. Все основные здания в Топкапы именно такие. Представительский Серамлик 39)16)40), та часть «сарайи», что предназначалась для общественной жизни султана заполнена вполне нарядными домиками, и по периметру дворов, и врассыпную. Тут и «Тронный» зал 41)42), и палата Султана 43). Самым нарядным мне показался павильон Диван-ы Хюмайюн 44)45)46)47)48)49)50)51), позолоты много, но к месту, росписи богатые, но вполне радующие глаз. Совсем иная эстетика Ереванского павильона 52) на заднем дворе: инкрустации перламутра, изразцы53)54)55). Такого же раскраса и внешние стены терасса Софа-ы Хюмайюн 56)57)58)59) 60). Кое-где полы галерей наборные 61), стиль как в Лиссабоне, хотя мне кажется, что это наследство византийское. Можно отметить и ещё одно типичное, наверное, здание библиотеки Ахмеда 62)63). Турецкое «барокко» в виде павильона Абдул-Меджида 64) вполне смотрибельно, хотя оно как-то тут не очень к месту, да и слишком большие окна-витрины скучнят. И вообще показалось, что реставрация сарайного комплекса вся немножечко от вольного, сделали вроде бы красиво, но как-то слишком «новое» всё.
Несколько иной вид имеет жилая часть сарайи – Гаремлик 65)66)67). Это ведь не только женская часть дворца, но и покои, где собственно и почивал султан. Гаремлик, в отличие от серамлика, практически монолитное сооружение по типу «арабских» дворцов в Гранаде с небольшими внутренними двориками. Помещения Гаремлика вполне ожидаемо облицованы керамической плиткой разных фасонов, преимущественно синего и зеленоватого цвета68)69)70)71)72)73)74). Вроде бы красиво, но быстро находит ощущение холода и однообразия, становиться грустно и тоскливо, как и прежним обитательницам этой, даже не золотой, клетки. Если набросать ковров, то было бы не так грустно, но их нет и, на мой вкус остро не хватает позолоты, она бы скрасила всё это роскошное болото. Кстати, во дворце не брезгуют и деревянными конструкциями 75), хотя и не столь изящными. И вообще какое-то не самое приятное впечатление выносится из подобного рода заведения, инстинктивно начинаешь поверять, все ли части тела сохранились…
Отличия турецкого стиля от «арабского» может и не столь велики, хотя в Стамбуле гораздо шире используется разноцветная керамика и сохранилось больше пёстрых росписей, но в Гранаде и Севилье куда интереснее резьба и лепнина, все эти висюльки, кессонные потолки. По итогам осмотра всего дворца могу сказать, что Аль-Гамбра на меня произвела большее впечатление, хотя там всего лишь местного князька ублажали, а тут султана половины мира. «Много» турецкой красоты всё равно не очень вдохновляет, постепенно утомляет однообразная эстетика всех этих орнаментов и завитушек. Могу даже сказать, что те помещения в «восточном» стиле, которые создавались, например в Юсуповском дворце в Санкт-Петербурге или в здании биржи Порту смотрятся гораздо выигрышней, наверное, потому, что они эксклюзивные, «штучные», выполненные с душой, с интересом, и всё-таки с европейским «душком».
Ну да, не признаю я исламского искусства, причём не из великодержавного шовинизма, а из относительно объективной любви к искусству. Я понимаю, что запрещено художнику изображать людей и животных, но ведь ему не запрещено изображать растения, оружие, здания, целые пейзажи. Да и части животного: рога и копыта, хвосты и крылья ему тоже не запрещено изображать. Но исламский художник руководствуется не тем, что незапрещено, а только тем, что разрешено Священным Писанием. И если Аллах, Мохаммед и соавторы прямо не прописали, что дóлжно изображать правоверному художнику, то он и не волен в выборе сюжета для своего произведения. Искусство – это умение создавать нечто новое, генерить новые идеи, а бесконечно воспроизводить мудрые мысли Корана – это всего лишь повторение, можно сказать эпигонство, а значит, мастер, не способный быть творцом в широком смысле слова, не может называться художником в самом главном смысле этого понятия!
Вот в прикладном искусстве восточные мастера были сильны, в малых формах все их финтифлюшки смотрятся гораздо интереснее и действительно говорят о мастерстве. В дворцовой Сокровищнице немало всяких искусно сделанных вещиц и диковин, хотя и тут как-то показалось, что турецкие поделки в европейских музеях кажутся боле выразительными. Здесь же всё преимущественно персидские, индийские и даже китайские изделия.
И в мастерстве «условно турецких» оружейников никто не сомневался, оружейная палата дворца очень впечатляющая, турецкое оружие красивое и вполне себе эффективное. Кривые, как и положено турецкие сабли, «волнистые» ятаганы, частично двусторонние кылычи. Хитры и турецкие луки, не в виде фигурной стрелки, и даже не в виде полумесяца, а формой с букву «С» с подогнутыми внутрь краями. Считается, что это очень продвинутая форма, хотя я так и не понял, в чём преимущество. Там же хранятся и европейские мечи, в т.ч. двуручные, смотрящиеся довольно нелепо, особенно совершенно непомерный, метра два длиной, и весом, небось, в полцентнера. Это наверняка церемониальная штуковина, не на турок же с их подвижностью и относительно лёгким вооружением с таким выходить. В палатах Султана есть ещё и ритуальные мечи, уже арабские, очень хорошо сделанные, пишут VII век, врут, конечно, даже если от Хиджры - всё равно врут.
Ну ладно, из затхлой атмосферы оплота султанского мракобесия выбираемся на воздух. Что ещё может нам показать величие исламской архитектуры. Конечно, мечети! Их, как и положено, довольно много. Есть действительно выдающиеся постройки. К числу таковых, разумеется, можно отнести мечеть Султан Ахмед 76)77). Огромное здание со множеством куполов 78)и аж шестью минаретами79). Издали смотрится внушительно, вблизи тоже недурно80). Интерьер мне понравился, по-своему красиво, купола с росписью смотрятся довольно выигрышно, величественно81)82)83). Запомнились огромные, метров 5 в диаметре четыре колонны84), несущие основное помещение. Изразцы в изобилии, но особой голубизны, из-за которой мечеть кое-где именуют Голубой, я не увидел. И нефиг, я с мусульманами тут полностью солидарен – голубым в мечети не место!
Да, такая мечеть делает честь архитекторам, однако при её строительстве им было дано задание - превзойти тех, кто строил… Святую Софию. Они, пожалуй, превзошли, но через тысячу лет! Герои! Им удалось построить ещё бóльшую… базилику. А так-то, по сути, любая мечеть до боли напоминает классическую византийскую базилику, куб с куполом и несколько меньших пристроек с куполами, ничего нового. Ну да, сверлящие небо минареты, конечно, они, особенно если «фестончатые», украшают и даже освежают стандартные постройки. Ну и всё, собственно, а так полное заимствование. Даже часто встречающиеся на мусульманских постройках ниши – типичный рудимент европейской архитектуры, там по идее должны ставить статуи, а туркам ставить нечего, и они стоят пустыми.
… Да что там, само имя города «Стамбул» – грубая калька греческой фразы «ис тин Полин» - типа: ты куда? - «в Город». Даже про турецкий полумесяц слухи ходят, что это использование символа богоматери, имевшего хождение в захваченной турками местности, хотя тут - не верю…
Другая выдающаяся по размерам мечеть Сулеймание 85)86) меня совсем ничем не удивила, никаких архитектурных откровений. Громоздкое, но какое-то плоское здание87)88). Довольно скучный интерьер89). Голо как-то. Я понимаю, статуи и картины - не наш стиль, но и аллахакбар можно не написать краской по штукатурке, а вырезать изящно на чём-нибудь смотрибельном, золотом по малахитом пустить, пилястр нарезать из чего-нибудь красивого, хрень какую-нибудь из слоновой кости, ну не знаю чего, ну пусть хоть пошло, да по-богатому. А то не особо красиво, и без особого вкуса, и посмотреть особо не на что. И только не надо говорить о мусульманской умеренности и скромной красоте, это восточному миру неведомо! Хотели бы, вернее, умели бы – украсили как положено. Значит, не всё у Блестящей Порты было столь блестящим.
Несколько небольших мечетей заслуживают внимания. Они, правда, тоже не особо блещут разнообразием: типична мечеть Йен 90), ну да, неплохо подсвечивается. Мне показалось, что более новые, построенные уже в последние лет триста мечети даже интереснее, чем более старые, из достойных упоминания попались на глаза мечеть Молла Челеби 91)92) и Валиде 93), обе с лёгкой «барочинкой».
Своеобразием отличаются ещё и кое-какие малые исламские формы: маленькие постройки 94)95), наверное, наподобие того, что у христиан называется часовнями, беседки фонтанов, которым придаётся и некое религиозное значение, например фонтан Ахмеда III 96)97). Но это именно беседки, павильоны, они придают определённую локальную приятность, но лицом города уж никак не являются.
Отдельная статья – мусульманские святыни турок, к числу которых относятся мавзолеи выдающихся османских деятелей. Обсуждать архитектурные достоинства таких сооружений, как мавзолей Султана Мехмеда Фатиха 98)99)100), имеющих больше историко-сакральное, чем художественное значение, не очень этично, хотя мне показалось, что для мавзолея интерьер слишком пёстрый. Мавзолеями удостоены и куда менее достойные, на мой взгляд, личности, например такой негодяй, как пират Хайреддин Барбаросса 101) или Мехмед Кёпрюлю, чья гробница имеет решётчатые стены, чтобы, согласно злым языкам, не мешать адскому пламени жечь этого головореза.
Ну да все эти исторические памятники к архитектуре не относятся. Тени проклятого средневековья постепенно покинули и Османскую империю. Вдоволь порезав греков, и выиграв, благодаря сгустившемуся дыму, бой в Крыму, турки решили хотя бы внешне очеловечиться, модернизироваться. Символами этой модернизации, наверное, должны служить новые султанские дворцы. Это примечательные, вполне симпатичные сооружения, хотя со вполне себе европейской основой, можно сказать барочной, ну если только с небольшой восточинкой, притурковатостью. Строил их все, заметим себе, не совсем турок, а армянин Балиян, так что ничего удивительного.
Ведущим из этого нового архитектурного лица, вынесенного, правда в пригороды, можно признать дворец Долмабахче 102)103). Часовая башня 104) – характерный образец сочетания стилей. Ворота 106)и фасад дворца, выходящий на Босфор, очень кучерявые, рококо, пожалуй, с местным колоритом105). Первый этаж довольно скромный, скучноватый, а вот второй вполне себе с элементами «варварской роскоши», стеклянными балясинами, позолоченными узорами на радиаторах парового отопления (больше таких нигде не видел). Вполне себе светский дворец, ни одного алахакбара не видел, зато известный армянский живописец Ованес Айвазян присутствует, любят сволочи! Правда, как и положено, дворец с гаремом, хотя и довольно условным. Гарем куда скромней представительской части, да и часть помещений тоже больше «для мальчиков» – на стенах и потолках росписи с оружием, кораблями. При дворце ещё пара павильонов: музей часов 107)и хрустальный кабинет. Полностью стеклянная терасса мне вполне понравилась – идея интересная, а музей часов – не особо, часы не слишком затейливые и не ходят, хотя не ходят, наверное, потому, что их лень заводить, это же надо всякий раз под все колпаки залазить…
На противоположном берегу Босфора, куда шайтана-с-два так вот сходу перемахнёшь, второй дворец -Бейлербей 108). Он скромней по размеру, но, если присмотреться, почти брат-близнец. А вот интерьеры мне показались более традиционными, может не столь исконно «турецкими», сколь абстрактно «восточными», «библейскими», как их себе представляли художники эпохи барокко. Вариант летний с «крытым» фонтаном на первом этаже – необычно. А так интерьер немного тускловат, перегружен однообразным орнаментом. Зато с гордостью демонстрируют многочисленные банные и туалетные комнаты. Наверное, этим действительно стоит гордиться, в Европе всё больше горшками пробавлялись, а тут полноценный сортир, правда в виде «очка», но со сливом, а вместо бачка - небольшая ванночка, с учётом местной традиции. И тут я с исламом согласен, пипифакс – не наш метод!
Очень похож и третий брат – дворец Чираган 109)110), такие же колонны, однотипная архитектура. Есть и ещё пара загородных резиденций, но уж совсем далеко. Но это и всё. И ловишь себя на мысли, что Стамбул, по большому счёту, не даёт практически никакого представления о пресловутой «османской» архитектуре, потому как пяток мечетей и пара-тройка изрядно европеизированных султанских дворцов не в счёт, они погоду не делают в таком огромном городе. Что мы ещё имеем из «гражданской» архитектуры? Совсем непонятно, что строилось в XVIII-XIX веках. Ни одного интересного здания этого периода я не нашёл. А ведь Стамбул - имперский город! Ну хорошо, ратуш и цеховых подворьев тут никто не ожидает, но ведь были же здесь какие-то официальные здания! И где же особняки? Допустим, султану было удобно держать под рукой и всех жён, и многочисленных сводных родственников, так их проще было передушить, что и являлось его основной задачей. Но ведь были же и другие богатеи и в Стамбуле, всякие там капудан-паши и прочие многобунчужные руководители? И ни одного дворца? Вернее один есть, причём в центре, Ибрагима-паши 111)112), задействован под музей, о котором позже. Не лишённое национального своеобразия здание, но от этого не менее уродливое и мрачное.
И уж если какой мегаполис и подходит под определение «большой деревни», так это как раз Стамбул – мешанина непонятно спланированных квартальчиков, основой которых является нечто хрущобоподобное, только в два-три подъезда, плюс типичный «черкизон» на полгорода с теми же персонажами. А ещё деревянные халупы, специфично, но довольно убого, даже фотографировать не стал, дровяные склады, огороды! Мне скажут, что это на окраине – враньё, это не окраина, да и где у вас тут вообще центр! Мельтешня в малопривлекательных закоулках практически везде! Ну разве что центральная магистраль «культурного» севера – Перы – улица Истикляль – довольно слабая имитация европейского проспекта. Дома там относительно добротные, но я так и не нашёл, что можно запечатлеть, архитектура скудная. Есть единичные образцы турецкого «модерна». Можно даже сказать, что у него появляется своё лицо, и в прямом - наконец-то разрешили помещать медальоны и даже статуи, и в переносном смысле – сочетание лёгкого налёта модерна с национальной колористикой и керамикой 113), но по большому счёту он совсем немощен, даже смешон. Единственное здание, произведшее приятное впечатление и хоть как-то «национально» прикинутое - Полицейское Управление 114) одного из районов. Да ещё стилизованный под нечто исламское Университет, а вернее, его центральный портал 115).
Кстати, приглядевшись, можно увидеть, что почти любое мало-мальски примечательное здание светского назначения имеет греческое, армянское или еврейское происхождение. Условно светское и не особо понятное здание Патриархии 116), сейчас задействованное под что-то иное, на безрыбьи тоже сойдёт. Приятно за терпимость турок, но сами-то вы что? Вот и получается, что Стамбул город не «азиатский», к слову, он западнее Москвы, лишённый, по большому счёту национального или «восточного» своеобразия, за вычетом минаретов. Но и не вполне европейский, смотреть в массе своей не на что. К достоинствам, правда, можно отнести относительную чистоту на улицах. Но зато своры бродячих псов, правда, большинство с бирками в ушах. Очень странная и транспортная система – в городе, сопоставимом по поголовью с Москвой, две, никак не объединённые ветки метро и трамвай, один номер! Как вся эта масса турецкоподданных перемещается? На взгляд недолгого приезжего - ездить по городу, растянутому по обоим берегам Босфора на тридцать км, совершенно невозможно. Но зато можно въехать на трамвае в аэропорт, сюр! Гениальной современной архитектуры тоже как-то не приметил. Ну разве что к таковой приравнять мосты через Босфор. Первый 117) и Второй очень похожи, сооружения действительно примечательные, наверное, довольно смелое решение – подвесной мост, практически в один пролёт перекрывающий совсем не узкий пролив.
Возвращаясь обратно в прошлое великого города, можно сказать, что другая часть «исторического раздела» вполне себе интересная. В Стамбуле огромное количество сохранившихся исторических фортификаций разных времён. Главные - это легендарные стены Феодосия 118) - остатки византийской крепости, протяжённость действительно впечатляющая, старый город был огромным. Я даже не представляю, как 15 тысяч воинов могли весь этот периметр отстаивать, особенно в эпоху артиллерии. Сейчас состояние стен в основном плохонькое, да и высота не впечатляет, наверное стены вросли в землю, тем более, что практически по всему периметру разбиты сады и огороды. Дополнительный форт Йедикуле – легендарный Семибашеный замок 119) меня тоже совсем не впечатлил. Он в плохом состоянии120), бывшие «Златые Врата», образец для подражания для русских крепостей, что в Киеве, что во Владимире, совсем плохи. И совершенно непонятно, куда здесь рассерженные султаны сажали послов? Шокировало немного и раздолбайство служителей, всякий может залезть на стены где хочет, а ступеньки сбитые, скользкие, а в мой день ещё и мокрые. Вообще-то страшно, особенно слезать, и никаких перил, всё аутентично! Там, к слову, и весь прилегающий район, тот самый с дровяными складами, довольно гадкий…
Из отдельных сооружений можно отметить построенную генуэзцами Галатскую башню 121) – очевидно, часть небольшой крепостцы, стоявшей во времена поздней Византии по другую сторону залива Золотой Рог от тогдашнего центра. Забавно, ознакомиться с образцами генуэзской фортификации в самой Генуе можно лишь фрагментарно, а вот в полном объеме - в крымских Судаке и Феодосии.
Целая россыпь фортов разбросана и по берегам Босфора. Крепость Румели Хисары 122)123)124) – пример уже собственного турецкого творчества, строившийся на перспективу штурма города в 1452 г. Этот форт внушительнее, чем Йедикуле, хотя тоже непонятно, куда девалось «содержимое» башен, как туда попадали пушки и прислуга?
Вообще турки очень воинственная нация, самому существованию Османской империи смысл придавали только непрестанные войны, причём захватнические, как только начались войны оборонительные – империя быстро сдулась... Ну дык, плавно переходя к музеям Стамбула, можно отметить недурственный памятник национальному герою, надеюсь последнему, полубылинному Мустафе Кемалю Ататюрку - монумент Революции 125) в самом конце пресловутой Истикляль. Вот он, пожалуй, не лишён национальной эстетики, не европейский.
Итак, о музеях. Полагаю совершенно обязательным для посещения в Стамбуле один - Археологический 126). Великолепная коллекция. Это, правда, относится к антикам. Собственно азиатская часть в музее Древневосточных цивилизаций не слишком впечатлила, хотя туда турки могли стаскивать всё, что откапывалось на территории их тогдашней огромной империи. Ахурамаздой, не побоюсь этого слова, нас не напугаешь127), а так только недоукраденные для Берлина вавилонские штучки (а не немецкий ли «откат», к слову?), слепок с местным божком с наскального барельефа, большого, но примитивного, да весёлые каменные картинки с каким-то чучелом и двумя беседующими мужичками 128). Но зато очень впечатляющие экспонаты, уже эллинистические: саркофаги, по большей части, но зато какие! Я даже в Афинах и Риме в таком количестве и качестве не видел. Прекрасная каменная резьба на многофигурных композициях ликийских гробниц 129)130), местами даже подозрительно изящная 131) для IV века до н.э. И чуть ли не саркофаг самого Ишькендера Двурогого 132) с имперского некрополя в Сидоне. Может и правда его, хотя непонятно, куда дели тушку самого бесноватого покорителя вселенной, поскольку утверждается, что до сих пор неизвестно где он похоронен? Кстати, опять-таки о штанах, как и на вазе из Агриженто, героические голожопые гоплитосы лихо расправляются с трусливыми, наверное, персами, втиснутыми в самые настоящие штаны, и нечего тут каким-то гуннам приоритет притягивать.
А ещё запомнилась очень странный барельеф с изображением какого-то клюворылого персонажа 133); никогда раньше мной не виденная «коллективная» могильная, как пишут, плита 134), не иначе, с родового склепа, установленная, якобы, неким ветераном в память о членах своей семьи. Правда, надпись на ней гласит что-то типа: «Не забуду мать родную, и отца – хорошего человека, и сестру Клиторию – приличную женщину, и ещё кого-то там, а заодно и братца Гениталиуса, чтоб он и дальше был здоров!» И по мелочи множество интересных экспонатов: некая дымовуха с капища 135), как в той присказке: «стоглава, обла, озорна и чуть ли не лайяй»; необычные саркофаги, напоминающие окаменевшие спальники 136); скульптурки каких-то весёлых персонажей, обозванных «храмовыми мальчиками», вроде одетыми, но почему-то с яйцами наперевес 137); бронзовая пластина, то ли грамота, выданная Каракаллой отличившемуся вояке, то ли патент на должность; очень необычная скульптура с комическим актёром в соответствующей маске 138), никогда бы не опознал в этой страхолюдине, и ещё масса всего.
Византийский раздел сильно победнее, типа - кто чего не зарыл – мы не виноваты. Но и тут есть, на что взглянуть. Например, часть легендарной цепи, перекрывавшей Золотой Рог 139), правда, в любом музее Стамбула по паре её звеньев найдётся. Есть и останки византийских колонн, наборных, инкрустированных, украшенных керамикой, на манер тех, что мне не дали посмотреть вблизи в сицилийском Монреале. Так что не надо тут врать об «арабских» и тем более турецких изобретателях керамики! На фоне всего великолепия, античного, прежде всего, искусства, собственно османские потуги в третьем разделе музея – павильоне Танзымат 140) 141)выглядят как-то совсем неубедительно, хотя стилистику и эстетику самого павильона можно отметить142). И главное здание музея тоже заслуживает внимания, хотя бы как единственное приличное здание в неоклассическом стиле с неким местным колоритом.
Другой, тоже отчасти археолого-краеведческий музей Турецкого и Исламского искусства, расположенный в уже упомянутом дворце Ибрагима-паши, совсем не потряс воображения. Особо искусных вещей там нет, в основном старые ковры и всякие ещё сельжукские камни. Вынес только впечатление, что сельжуки те ещё были мусульмане, а символ у них был - двухголовая птица.
Несмотря на всё неприятие турецкого милитаризма и отвращение к самому факту присутствия турок на берегах черноморских проливов, многочисленные военно-исторические музеи я посетил с лёгким сердцем. Я не грек, и сознание нашего российского превосходства над многочисленным, злобным, но практически всегда нами жестоко битым противником позволило мне быть снисходительным к его потугам на героизацию своих злодейств. Турки до нас … а вернее, мы до них добрались уже в не самый для них приятный момент, потому товарищеские и официальные матчи с турецкой армией и флотом сильно улучшили статистику наших международных встреч. Сколько русских генералов, и, что особенно важно, адмиралов набрало вистов, самозабвенно лупя турок на суше и на море. Кого бы ещё можно было так эффектно пожечь у Чесмы, порубать у Рымника, у кого ещё можно было так залихватски взять Измаил, да что там, именно турки до последнего спасали репутацию нашего клоунского Черноморского флота! Единственный раз, когда туркам почти удалось навалять нам, крымское недоразумение не в счёт, взяв при идиотском Прутском походе нашего кипучего бездаря Петюню в плен, они и то так перепугались, что практически ничего с нас не получили. Ну и как можно было всерьёз обижаться на таких противников за попытку самовыражения…
Я посетил даже свежеоткрытую «Панораму 1453 года»143), пользующуюся большой популярностью у местных, причём в основном у женской популяции. Вполне динамичная панорама144), но явно уступающая по живописи ранее виденным, даже в Праге и Люцерне, не говоря о Москве и Севастополе (рубовской, конечно). Зато на переднем плане экспонируются пушки того времени145), несильно уступающие Царь-Пушке по калибру, но, в отличие от неё, реально стрелявшие. Я правда так и не понял, зачем прислуга этих орудий использовала деревянные заглушки, примотанные цепью к лафету, и кувалды, так обычно портили захваченные орудия, а не заряжали свои? Ну а главное достоинство панорамы в том, что она, кажется единственная из всех, стоит практически на том месте, которое изображает, аккурат напротив центральных ворот крепости, теперь именующихся Топкапы.
Морской музей меня прельстил имевшейся там коллекцией настоящих галер и лодок, правда, парадных, но этот раздел оказался закрыт. Пришлось довольствоваться набором стандартных экспонатов, из числа которых запомнились приборы для измерения скорости хода судна, к слову, интересная штука 146), красивые элементы убранства кораблей, причём уже паровых 147), ну и одеяния османских мореманов 148), тут уж никак не откажешь в самобытности. Впрочем, моряками турки были вполне приличными, хотя самыми боевыми у них были арабы, которые пути и в Индию, и в Африку, и чуть ли не в Америку открыли раньше европейцев. Впрочем и у арабов на службе самыми боевыми были, почти наверняка, потомки финикийцев? И тем не менее, и в Средиземном (Ак Дениз) и в Чёрном (Кара Дениз) морях они европейцам много крови попортили. Забавно, но и в 1870-ых гг. турецкий флот был третьим по силе в мире, после Англии и Франции. Ну-ну – хочется сказать!
Военный музей понравился больше, хотя принцип его построения остался мне абсолютно не понятен. Начали очень широко, пытаясь осветить историю чуть ли не всех тюркских народов, включая гуннов, якутов и почему-то венгров. А дальше пошли «развалы» всевозможного оружия, включая не только реальную боевую сбрую, но и экзотику в виде крокодиловых и черепаховых щитов, не верю, что боевых; изуверских африканских мечей-секаторов, защитных верблюжьих намордников и пр. Масса героической живописи, интересной по-своему, хотя кое-где вооружение и обмундирование европейцев выглядит странно или не очень соответствует эпохе. На одном холсте изображён вариант происхождения флага – полумесяца со звездой на красном полотнище, кто не помнит. Якобы, после второй битвы на Косовом поле в 1448 г., когда сербам окончательный пиндык настал, в лужах крови отразился восходящий месяц и яркая звезда. На мой вкус - довольно гадкий получился символ! Ещё хорошая коллекция орудий разных времён, опять-таки, включая курьёзные экземпляры: многозарядные пушки, некий прообраз установки залпового огня в виде «ромашки» с широким центральным жерлом и кучкой маленьких по кругу, «пушку-пулемёт» с «дисковым магазином» 149), модель пулемёта, приводимого в действие электромагнитным полем и прочую забавную чепуху. Ещё экспонируются какие-то вязанные лапти, подписанные «сандалями дайвера», наверное боевые ныряльщики «старого образца» такие надевали?
О своих «успехах» в XVIII-XIX веках турки в целом скромно умалчивают, зато неожиданно подробно в чисто военном музее объясняется подход турецкой стороны к вопросу о геноциде армян в 1915 г. Целый зал посвящен геноциду… турок армянами. Якобы, вдохновляемые и подстрекаемые наступающей русской армией, армяне сплотились в кровожадный дашнак и начали устраивать конкретный цутюн местным представителям турецкой власти и турецким оккупантам. Вообще-то говоря, армяне никогда не высказывали особого желания быть турецкоподдаными, и понять их инсургентство вполне можно, другое дело, что они несколько перестарались и начали зачищать места компактного проживания условно мирного турецкого населения. Русская армия меж тем, как обычно, маленько обделалась, и тут уж турки не выдержали, стерли с лиц свой европеоидный грим и всему миру продемонстрировали свою истинную азиатскую харю… Честно говоря, если все контр-аргументы турецкой стороны считать правдой, то за армян становится не так обидно…
Во дворе музея стоит и ещё один аргумент того, почему нас армяне недолюбливают. Мало того, что Красная армия отдала туркам все завоёванные территории, и оставила советских армян любоваться Араратом издалека, так ещё и сдружилась с Ататюрком, который армян резать перестал, на время, но зато и армянами их считать перестал, поскольку все народы, живущие на территории оставшейся под Турцией, кроме выселенных греков, стал считать турками. Дружбы с Ататюрком нам было мало, мы ещё и танки наши, Т-27, кажется, поставлять начали. Так что первые танки в турецкой армии были советскими… Политика…
Хватит о печальном! Что ещё осталось посмотреть в Стамбуле? О турецком изобразительном искусстве говорить смешно, хотя до одного художественного музея я добрался. Тоже расположенный шайтан знает где на европейском берегу Босфора музей Сакыпа Сабанджи, как и ожидалось, оказался довольно бестолковым сочетанием садика 150), выставочных залов и мемориальных комнат этого Сакыпа с малоинтересными интерьерами. Из художников опять-таки Айвазян, а выставка была из археологии Кикладских островов (нынче преимущественно греческих), самым интересным экспонатом я счёл реконструкцию кикладской лодки, где доски увязаны друг с другом. По своему интересно, на ней вроде бы энтузиасты даже ходили по морю, чем-то похожа на ту конструкцию, останки которой можно посмотреть в Дувре. Но, право слово, ради неё тащиться в этот бестолковый пригород не стоило!
Страницы:

Опубликовано 02.12.15 lastdoctor

«Ветер Странствий» © 2012   Контакты
Сайт управляется SiNG cms © 2010-2015