Ветер Странствий
20 Апрель 2018 15:52 мск  
Америка
Лос-Анджелес
Лос-Анджелес ******

Когда кандидат в первые Президенты исключительно независимых США Вашингтон уже вовсю спаивал электорат в ходе предвыборной борьбы, нынешний урбанистический гигант западного побережья если и существовал, то в виде диковатой далёкой миссии, причём не англиканской, а католической. С одной стороны, это заведомо лишало нынешний Лос-Анджелес любых мало-мальски исторических памятников, которые ещё как-то можно отметить на восточном побережьи, где-нибудь в революционных Бостоне или Филадельфии. Но, с другой стороны, испанское колониальное наследство обычно куда более интересно, нежели английское. Правда, наличие испанского наследия в этом одном из символов англоязычной Америки было не вполне ожидаемым, даже при всей похвальной любви американцев к сохранению своей истории и «углублению» своих корней. Но испанская колониальная архитектура явно прослеживается в облике нынешнего города…
Да, сразу должен сказать, что так до конца и не разобрался в административном делении округа Лос-Анджелес, а потому не могу определить статус тех районов нынешнего Лос-Анджелеса, из которых он состоит. Многоядерность города, возникшая от сползания бывших вполне самостоятельных поселений в абсолютный конгломерат, придаёт ему своеобразие, но очень сильно затрудняет адекватное перемещение и сильно мешает адекватному восприятию. И потому, познакомившись практически со всеми наиболее памятными «разделами» Большого Лос-Анджелеса, могу сказать, что каждый из них мало чего стоит, и лишь весь «комплекс» в целом представляет реальную аттрактивную силу, а значит, я не буду разносить достопримечательности на несколько квазисамостоятельных населённых пунктов, а буду считать, что всё это Лос-Анджелес.
Так вот, основное колониальное наследство предполагалось в условно сохранившейся старой испанской части сбоку от центра – Даунтауна т.н. Эль-Пуэбло 1). В этой пуэбле якобы сохранились самые старые постройки города, например, дом Авиллья 2), сляпанный изначально из необожжённого кирпича. Простенькое здание с характерным внутренним двориком, скромный быт, порадовал «кабинет» хозяина: конторка, сундуки вперемешку с сёдлами и упряжью. В остальных постройках, понятное дело, никаких изысков, всё это очень примитивные строения, а большинство уж и к испанским-то не причислишь так, раннеамериканский винегрет. Впрочем и тут, и вообще по городу очень много испано-мексиканских черт. Мексиканцам посвящён официальный музей Истории и Культуры 3), по сути - это мексиканский культурный центр. Музей, пожалуй, малоинтересный, из настоящих экспонатов только какие-то полуинтимные запчасти от женского гардероба и набор инструментов, из которых назначение половины мне остались непонятным 4). Зато на здании висит плакат, на котором гордо написано, что к 2025 г. половину жителей Калифорнии будут составлять латинасы. Если учесть, что остальная половина придётся на китайцев и негров, то в Калифорнии вполне может возникнуть какое-нибудь «Мексикосово»… Да и так: часто не дублируемые испанские надписи, Миссии 5),, понятно, и прочие латинские центры, куча памятников разным испанским и мексиканским деятелям, начиная с короля Карлоса III, и заканчивая неведомым мне Антонио Агуэльяром 6),, ряд улиц с именами испанских конкистадоров, типа Де Сото и Коронадо, да и Сепульведа с Альварадо, по-моему, из той же серии. Абсолютно сознательно целый ряд домов стилизован под колониальную испанскую архитектуру. В самом Даунтауне и его ближайших окрестностях такой стиль вполне прослеживается в здании Почтамта 7), или вокзала Юнион Стэйшн 8),. Почтамт имеет весьма сомнительную эстетику и довольно плохие росписи, но зато на латиноамериканские мотивы. Снимать внутри нельзя, не иначе американская почта по-прежнему перевозит деньги? Пустота на почте тоже несколько удивила. Вокзал, к слову, тоже от пассажиров особо не ломится, но довольно скромное внешне здание имеет вполне солидный интерьер с деревянными потолками и почти «парламентскими» креслами в залах ожидания. Вполне себе солидное здание Гранд-Cэнтрал Сквэа на 3-й улице, №306 украшено прямо-таки барочными порталами 9),10),, хотя это только фрагменты здания, изувеченного на американский манер утилитаризмом. Целый жилой «массив» на Сесар Чавес авеню, относительно новый, носит явный отпечаток испанского колониального стиля, к домам ещё фальшь-контрфорсы приделаны для пущей «средневековости». Насколько это способствует сейсмоустойчивости – не знаю… Менее крупные дома в колониальном и псевдо испано-мавританском стилях можно найти в разных частях города: в Беверли Хиллс, на бульваре Сансет 11),3),12)13), на Голливудском бульваре 14),15), в Пасадене 16),17), где и большое здание 18), вполне похоже на что-то «эль-эскореальное». Из-за этого, из-за часто используемых ядрёных расцветок и из-за буйноцветущих кустарников часть респектабельных кварталов вполне себе «южного» Лос-Анджелеса похожа на «хороший» район Лимы, например. Правда, масса районов похожа и на «нехорошие» районы той же Лимы…
А вот большую часть неизбежного Чайнатауна вполне можно сравнить с какой-нибудь Наской, вполне опрятненько, но убого. Тут есть, правда, и мостовые с драконами 19) и ещё чёрт знает что. То, что через чайнатаун проходит авеню Сесара Чавеса, и тут стоит итальянский центр, в Америке удивлять не должно, но вот наличие Китайской Методистской церкви 20), пожалуй, удивило. Хотя американцы верят в весьма своеобразные вещи, и даже вот подобных безобразных в своей всеядной эклектике «медитационных центров» - «храмов всех религий» 21) в Лос-Анджелесе несколько…
Лос-анджелесский Даунтаун в целом меня разочаровал. Вообще, даунтауны в американских городах, как я понял, - это административные центры, далеко не всегда совпадающие с понятием «старого города», как в подавляющем большинстве российских, да и европейских городов. Даунтауны практически избавлены от жилых домов, здесь можно работать, шопить, пить пиво, ходить, скажем, в театры или кино. Но особенно охотно тут бомжуют, потому эти районы, как правило, далеко не самые респектабельные. По вечерам в этих центральных районах возникают целые палаточные «майданчики». Бомжей в Штатах огромное количество, и тут они, пожалуй, самые привилегированные в мире, никаких ограничений в отношении их я не видел. Правда, американский бомж – не чета нашему, большинство из них – это именно БОМЖи, т.е. только бездомные, а не полностью опустившиеся голодранцы. Есть, разумеется, и полные маргиналы, но средний «штатный» бомж вполне укомплектован. В его распоряжении может быть палатка, выданная ему каким-нибудь очередным союзом помощи бездомным, спальник и коврик, полученные от какой-нибудь Армии Спасения, тележка, украденная в супермаркете, ну или вполне приличный рюкзак или чемодан на колёсиках, вполне приличная, по уличным меркам, одёжка, а ещё он запросто может иметь кредитные карты какого-нибудь очередного фонда помощи и мобильник. Так что сравнение такого среднестатистического бомжа и российского путешественника в побелевших от морской соли штанах, с весьма потёртым рюкзачком, облезшим носом, «загаром алкоголика», пластмассовым ножиком, позаимствованным у «Аэрофлота», и пластиковой вилкой вместо забытой расчёски (ох, мне очень стыдно, но признаюсь!) могло бы выйти не в пользу второго…
Но разочаровало меня, разумеется, не тяжёлое положение калифорнийского люмпен-пролетариата, а практически полное отсутствие градостроительной мысли. Терпеть не могу псевдоделовые города, где пятачки застройки разделены всякими псевдобизнес-зонами и многоуровневыми развязками. Здешний даунтаун этим грешит. Передвигаться по нему не всегда просто и редко когда приятно, хотя как-то гуманизировать эти стеклобетонные джунгли пытаются, цветами – хорошо 22), а настенными росписями, как на Спринг-стрит 23) – по-всякому. В плане архитектуры очень бедненько. В чём-то это подобие Манхэттена в Нью-Йорке, но какое-то невдохновенное подобие. Небоскрёбы тут есть, но по большей части почти современные, не бог весть какие интересные с инженерной точки зрения и малопривлекательные из-за использования «современных» материалов. Из более старых многоэтажек попадаются вполне «знакомые» по восточному побережью, с частично декорированными во всяких псевдо- и нео- стилях порталами, окнами и верхушками, например Аркада-билдинг 23) с чем-то псевдонеороманским, дома по Спринг-стрит: №541 в псевдоапмире 24) или эклектичный «Эльдорадо» 25) и ещё несколько зданий на местном Бродвее: лаконично украшенный №449 26), в чём-то условно индийском №307 27) и неплохо задуманный в капитальном «необарокко», но испоганенный неоном и рекламой зал в здании №617 28), ну ещё зал Орфеум с намёками на неоренессанс 29). Да и всё, пожалуй. В расхваленном здании Муниципалитета с пирамидкой на верху 30)31) я ничего шедевристского не нашёл. Практически свежепостроенный Театр Диснея 32) не упомянуть нельзя, это внешне интересное здание. Футуристичненько, размахаисто, хотя это всё внешние лепестки, внутри же не особо интересно и изящно, - если бы такое построили в 1920-ых гг. – было бы круто, а сейчас – уже и не бог весть какое достижение.
Поскольку нынешний массив Лос-Анджелеса сложился из слияния нескольких городков, то вид у города получился странноватым 33): бескрайние просторы малоэтажной застройки, по американской традиции, это окраины и бывшие окраины слившихся частей нынешнего мегаполиса, похожие на колоссальный дачный посёлок, часто с деревянными заборами и столбами, с тремя островками небоскрёбов, в собственно Даунтауне, т.н. Мид-сити и, кажется, Санта-Монике. В лучшей своей ипостаси эта малоэтажная Америка производит очень приятное впечатление, симпатичные домики в зелени и буйноцветущих на разные лады кустарниках и даже больших деревьях. Причём, если подавляющее большинства коттеджных посёлков в благополучных пригородах штатовских городов выглядят отвратительно в своей стерилизованности и абсолютно безликой одинаковости, вплоть до садовых ваз, то тутошние домики, что особенно приятно, отличаются как раз достаточным разнообразием, и в деталях, и в архитектурном базисе. Особой изысканности, может нет, да и не выглядят эти дома жутко богатыми, не похоже, что тут живут все самые богатенькие буратинки, но оно и к лучшему. Впрочем, эта нарочитая малоэтажность создаёт и неприятности при попытке изучить город: расстояния в этом море маленьких домиков становятся просто чудовищными, абсолютно неподъёмными для пешехода, даже автобус идёт из центра часами. При этом во многих районах вообще негде ходить пешком, педистрианов изводят как класс. Приходится буквально скакать по городу, выискивая не столь уж многочисленные, но очень разбросанные достопримечательности. Ни о каком целостном впечатлении от города речи идти не может, так, клиповое восприятие, впрочем, это очень по-американски, специфика, местный колорит.
А желание «гулять» по Лос-Анджелесу у меня отбили в первый же день. Понадеявшись на свои ноги, я беспечно решил пройти одну пятую расстояния от Даунтауна до дальнего «пригорода» Малибу. Шлёпая по бесконечному бульвару Сансэт, начинающемуся там, где заканчивается Чайнатаун и заканчивающемуся у самого океана, я ещё не без удовольствия лицезрел упомянутые небольшие домики и цветники, относящемуся к небезызвестному району Бэверли-Хиллз 34)35), порадовавшие меня большим разнообразием. Но потом Сансэт закончился, а дорога, Пасифик-Кост хайвэй, лишённая тротуаров, продолжила петлять по становящимся унылыми холмам. Там тоже попадались приятные глазу строения, пожалуй, побольше и побогаче 36)37), но вообще-то уже начало надоедать. В общей сложности марш занял более 2,5 часов, а это км 12, и это, напомню, только одна пятая расстояния! Собственно все эти усилия предпринимались мной, естественно, не ради мест боевой славы мифических силиконовых спасательниц, хотя океанский берег 38) сам по себе достопримечательность. Цветущие кактусовые газоны 39), летящие пеликаньи клинья 40), да и просто океан – поди плохо! Хотя, в отличие от практически тропической калифорнийской растительности, океанская вода явно не поддерживает вечное лето, в этот среднемайский день она была холодной и грязноватой. Но да и не это меня интересовало, я упорно искал Виллу Гэтти. Нашёл! Сначала я принял за неё псевдопаладианское здание 41), вспучившееся на местную горку, но это ещё не она. Когда же я вступил, наконец, на территорию комплекса Виллы, охранник испытал культурный шок, увидев в своих владениях краснорожего педистриана без билета. Впрочем, про билет он спрашивал чисто для порядку, поскольку само посещение музея бесплатное! Тут уже я почти что испытал культурный шок: чтобы добраться до главного здания мне подали почти что персональную машину и провезли аж 300 м, лишь бы я не шлялся сам по себе пешком! Причём, всё бесплатно, деньги взимаются только… за парковку, конечно, поэтому и пешеходов тут не ожидают. А вот они мы!
Стоила ли такого похода вилла? Пожалуй - да, надо отдать должное акуле империализма, музей получился очень симпатичным и обстоятельным. Хотя размах строения показался сильно превосходящим объём экспозиции, но её качество не вызвало сомнения. Замысел миллиардера создать виллу как копию древнеримской, по моему мнению, удался, хотя, возможно и не вполне, всё слишком «свеженькое», явно подстилизованное, но упрощённое 42)43)44)45),46) то, что это домовый храм 47), например, не очень похоже. А коллекция вообще получилась очень своеобразной, такое впечатление, что специально собирались необычные вещи. Вроде бы всё греко-римское, но с какой-то чертовщинкой. Что-то удивило по стилистике, например странная группа из Орфея и Сирен 48) или какая-то «неримская» статуя Музы 49), что-то наподобие видел в Стокгольме. Где-то необычные элементы костюма, например, шляпы 50), или масочные шлемы 51)52). А сюжеты вообще попадались фантасмагорические, в разделе театра, хотя бы. Вот этот, хочется сказать «засранец», это комедийный актёр 53)? Или вот этот монстр, тоже комедийный актёр 54), теперь понятно, с чего Дисней срисовал Дональда Дака! А сцены симпозиумов! Если кто не знает, то «симпозиум» по-эллински - просто пьянка, но всё же не до такой же степени. Вот, например, участник симпозиума не просто изобразил трудноповторимый акробатический этюд 55), он ведь ещё в таком положении продолжает алкоголизироваться! А вот эта картинка на вазе 56) явно из серии: «Профессор, не ссыте мимо унитаза!», удивила меня даже после подобных разгуляев в музее Неаполя. Озадачил и этот женский персонаж с крылами и сиянием вокруг головы 57), да и этот мужественный мудозвон, лезущий на стену вражеской крепости 58), штурм – вообще редкий сюжет, а тут ещё и «театральный» штурм. Ещё есть и хорошие экспонаты более привычного свойства, и ещё расписные вазы, хотя почему-то нам всё время говорят, что у греков они были двухцветные, и подозрительно хорошие и целые стеклянные предметы. Плюс выставки, я застал византийскую, где удивила статуэтка Ромы в виде Афины. Хотя, в принципе понятно, что город, построенный якобы Ромулом, стал иметь символом богиню, «содранную» из столь любимого греческого пантеона. Подытожив, могу сказать, стоило забираться в Малибу, но вот топать пешком…
И вы думаете, меня это остановило? Чёрта с два! На следующее утро я попёрся в другой музей, подаренный городу тем же империалистом Гэтти. Причём опять-таки часть пути протопал пешком, сначала по району Пасифик-Палисэйдс, сильно поскромнее прочих «хороших» пригородов по части домиков и цветочков, а потом и вовсе по хайвэю! Не от большого ума, конечно, но так уж получилось. И Центр Гэтти меня снова смог удивить. Когда я пришёл на площадку в 300 м от музея, меня снова выгнали, пешим тут не место, заставив протопать ещё целую милю. А потом меня от подножия невзрачного холма к его «вершине», где стоят здания музея, - это та же миля, - вёз трамвай! Опять-таки бесплатно! Комплекс Центра Гэтти 59) очень масштабен, пожалуй, слишком масштабен. Такого рода квазисовременная архитектура не произвела на меня особого впечатления, смотрелся разве что в солнечную погоду 60)61). Как бонус – кактусовый сад и перспективы мегаполиса 62)63). Коллекция, включающая всё, кроме греко-римлян, при всём своём богатстве не требовала, пожалуй, такого размаха. Есть тут и средневековая скульптура: хорошая испанская, напомнившая мне музей в Вальядолиде, или вот этот забавный Иоанн Креститель в настоящем верблюжьим пальто аж с головой, не только со своей ещё, но и верблюжьей 64). Мебеля: резные, как вот с этим диковинным чудищем 65) или этот рокококошный мегаблудодром персон на пять 66), и даже гламурный мелкоскоп в стиле рококо 67). В коллекции живописи целый ряд необычных картин: своеобразные портреты фламандца Свиртса, странный немецкий холст с каким-то условно-статичным театральным «падением ангелов», почему-то с титьками, настоящая групповуха кисти Жерико, относительно нормальный женский портрет Редона, женский портрет Дега, удивительно, не балерины. И ещё штук семь полотен ван Рейна, среди которых меня удивили «Похищение Европы», сроду бы не узнал автора, и портрет старика, который я запросто перепутал бы с Домье.
Но при всём полученном удовольствии и приятном ощущении сэкономленных на гипотетическом билете 20 баксов, вопрос о том, зачем надо было затаскивать художественный музей в такую ж… живописную даль, да ещё и создавать искусственные препятствия для посетителя ответа у меня не нашёл. К слову, горы, нависающие над западной частью Лос-Анджелеса, мне не понравились – невзрачный кустарник и колючки, резкий контраст с буйством зелени внизу. Впрочем, вся эта зелень без человека быстро вымрет, полупустыня тут в общем-то.
Вот тут уж всё, с пешими забегами решил завязать и поехал в музейный центр в районе Мид-сити, хоть и относящемся к «ядру» Лос-Анджелеса, но находящемся всё также очень далеко от Даунтауна. Тут контраст в архитектуре ещё сильней, и в плане высотности, и в плане стиля 68)69), о котором впрочем, и говорить нечего.
О музее товарища Арманда Хаммера, менявшего у большевиков карандаши на ценности из Эрмитажа, тоже ничего интересного не скажу: комплекс масштабный, архитектура никакая, собственная коллекция относительно скромная, воровал из СССР не для себя, для страны, хотя, похоже, собирал всё, что плохо висело. Остальное место – на вырост и для невнятных современных выставок. Хотя понравилась «инсталляция» из двух частей: на одной художник написал на листе «Я - личность», а на другом «анализ» этого же листа критиком, с мудрствованиями по каждому пятнышку и кляксе, случайно упавшей на лист 70).
Сильно размахали и комплекс Окружного Художественного музея 71)72), хотя после Нью-Йорка или Филадельфии коллекция воображения не потрясла. Разве что много непривычных экспонатов для древнемексиканских культур: черно-белые разрисованные стаканы и прочая посуда, с рисунками, похожими больше на японскую гравюру, необычные позы, фигурки развлекающихся компашек, вот это трио 73), ацтекский «футболист» и сценка с целым «футбольным» матчем 74), правда тут не очень верю ни в трактовку, ни в датировку. Ещё запомнилась индуистская мадонна 75), украшенный африканский череп 76) и интересные образцы средневековой скульптуры, особенно непривычная фигура со св. Анной со св. Марией на коленях, в свою очередь держащей младенца Иисуса.
Разбавить затянувшийся вояж по художественным музеям я решил в находящемся рядом музее Пейджа 77), открытом на территории бывшего ранчо Ла Бри. Необычно, когда в черте города можно посмотреть на асфальтовое болото. Болотца, правда, не особо живописны, а пузыри метана вспучивают грязную жижу, очевидно, только по большим праздникам. Палеонтологический музей был бы довольно заурядным, но тутошний интересен тем, что учёных костоломов можно застать прямо на месте преступления, поскольку именно из этих асфальтовых болот они и наковыряли целую кучу эоценовых, кажется, костей. Показалось подозрительным, что уж больно много разных видов животных упокоилось на относительно малой площади. Поразил скелет колумбианского мамонта – компиляция из нескольких «комплектов» 78), потрясает воображение, поскольку я со своими почти шестью футами роста не доставал до бивней этого монстра почти полтора. Это не привычный нам волосатый мамонт, очевидно, что ледникового периода он не переживал. Для детей изваяли движущуюся композицию с нападением саблезубой кошки на гигантского ленивца, показалось забавным, ну и уж совсем позабавила экспозиция из скелетов какого-то эпиорниса и древнего псового, словно трэш-версия басни «Ворона и Лисица» 79).
Следующий удар я нанёс по самому, наверное, знаменитому району, Голливуду. Вернее, сначала по району парка Гриффитс, северная и восточная части которого, я не знаю, к чему формально относятся. Прежде всего, меня интересовал Музей Американского Запада 80), расположенный в его северо-восточном углу. Музейчик оказался небольшим, но, вопреки пессимистическим предположениям, дельным, понемногу освещающим основные аспекты фронтирной жизни. Об индейцах совсем немного, запомнились только шитые люльки. Немного о латинасах: можно полюбоваться на мексиканские сёдла с огромными стременами, практически в форме башмаков и обширными грязевиками, защищающими ноги всадника 81), или на пугающее распятие, где тело Христа выполнено из единой коряги с сучками 82). Конечно, не забыли о ковбоях, как без них. Можно увидеть фотографию, наглядно демонстрирующую этнический состав лихих ковбоев: из семи изображённых на ней парней – двое просто негры, двое – точно латинасы, а ещё один, скорее всего, метис с индейской кровью.
Тут же и богатый арсенал, от всяких подленьких стрелялок до первого пулемёта, и коллекция игрушек для крутых парней: от первого кольта, 1831 г. выпуска с шилом-штыком 83) до «современной модели» с оптическим прицелом 84), которую я воспринял как шуточную попытку опровергнуть экспертное мнение о невозможности прицельной стрельбы из тогдашних револьверов. Особенно в салуне. Кстати этому, и вообще развлечениям разного рода, в музее тоже уделено много внимания. Тут, собственно, и внутреннее убранство салуна 85) с нимфами и аутентичным кассовым аппаратом, целая коллекция старых игровых автоматов, лототрон и бог знает что ещё. Целая россыпь маршальских и шерифских звёзд 86) и довольно непривычные для лихой американской кавалерии каски 87). Есть и старинные повозки 88), вызывающие ужас: как бы ты сам проехал на таком «ицихе с гвоздями» пару тысяч миль, и анекдотический аппарат, паровая машина, словно самовар на колёсах 89). Быт освещён не так полно, но есть и о нём, от самого простого до довольно вычурного 90). Ещё порадовала скульптура на выходе из музея 91), это, разумеется, не чудо ваяния, но, тем не менее, фигура всадника стоит на одной опоре. У нас конную статую, стоящую на двух опорах сходу бы записали в уникальные шедевры, а тут это, как и в богом забытом перуанском Писко, в порядке вещей. Хотя согласен, это не бронза, это так, садовая статуэтка, но вообще мне нравится американская скульптура и живопись тоже, за стремление и умение отображать динамику…
Следующим объектом, интересовавшим меня на территории парка, были пещеры. Меня сильно смущало, что они, упоминавшиеся только вскользь, в трёх разных источниках имели три разных названия, и предчувствия меня не обманули. Карты обширного парка я не увидел, ни одного указателя – тоже, а наобум бродить по гористой полупустынной местности с совершенно неочевидными тропинками и обрывами я счёл бессмысленной тратой времени. Местные холмы меня тоже совсем не порадовали, грустноватые пейзажи 92)93), чахлые кустарники максимум по плечо, кактусы 94): сразу пришло на ум, что названия типа Голливуд или Уэствуд вряд ли соответствуют действительности, ну какой тут «вуд» в этой полупустыне! Вся нынешняя буйная зелень в городе без человека очень быстро бы погибла. Хотя собственно южная часть парка уже относится к Голливуду, там расположена всемирно известная, непонятно чем, деревянная инсталляция со словом «Hollywood» 95). Ну вот, отметился. Была мысль залезть на холм и запечатлеть «обратную сторону Голливуда», повторив известную и гениальную в своём идиотизме картину, но поленился. И начал спуск, к слову не вполне безопасный, вниз, к «настоящему» Голливуду.
Большая часть района, как и предполагалось, представляет собой привычный для пригородов аккуратный дачный посёлок 96)97), богатеньких дворцов я увидеть и не ожидал, поскольку они расположены в более укромных местах. Но вот от «очага культуры на районе» - Голливудского бульвара я ожидал чего угодно: пафоса, неоновой истерики, кича, балагана, киношности, мультяшности, пошлости, даже, может быть, ультрасовременьщины или интересных архитектурных решений, но только не того, что увидел. Большая часть этой длиннющей улицы – вообще, можно грубо сказать, помойка с ларьками, забегаловками и обшарпанными сарайчиками. Кое-где попадаются стилизованные под испанский колониальный стиль постройки, ну ещё довольно слабенький модерник 98) или арт-деко 99). Даже в «самом-самом» Голливуде архитектурка, мягко говоря, замухрышистая. Есть тут, конечно, и элементы дешёвенького пафоса 100) и «неона» 101)102) и кича, как в зданиях театров («театр» по-американски это скорее киноконцертный зал): Китайского 103), Египетского 104)105) и Эль-Капитан 106)107), но это маленькие фрагменты, а в остальном - тоска и грязь. Попав на т.н. Аллею Звёзд, стал, прежде всего, разбираться в урбанистической терминологии по-американски. Меня поначалу возмутило то, что на этой аллее ни одного дерева не было, да и на бульваре зелень носила абсолютно случайный характер. Но с тем, что понятие «аллея» представляет собой расположенные параллельно совокупности чего-угодно, не обязательно растений, можно и столбов или металлических звездчатых нашлёпок, как тут, я смирился. То, что «стрит» идут по широтам, а «авеню» - по долготам, это тоже понятно, но вот американское понятие «бульвар» готов оспаривать, на бульваре обязаны быть деревья в большом количестве! Идея увековечивать память «деятелей культуры» путём устилания именными блямбами затоптанной и заплёванной мостовой меня тоже смутила: «неважная честь, чтоб на этаких «звёзд», в виду воспитания низкого, мог бы любой отвратительный нос своё содержимое высморкать». Когда в церквях народ топчет ногами могильные плиты, это ещё понятно: мементоморно и сиктранситглориамундово, типа, я смирил гордыню и приемлю только царствие небесное, но тут-то как раз наоборот, - эти люди возгордились и возжелали славы земной, а их, понимаешь, соплёй зелёной. По мне - досточка в Кремлёвской стене как-то сподручнее… Персонажи среди «звёзд», среди которых я опознал, наверное, только каждого десятого, попадаются презабавные, например Рейган или единая братская звездила трёх аполлонов-лунатиков во главе с Армстронгом 108) - тоже «звёзды» телевидения! Короче, вся эта пафосная шелуха немногим интересней какого-нибудь торгово-развлекательного центра на очередном выезде с МКАД. Блеска особого не увидел, а вот нищета с бомжами напоказ!
Хотя на бульваре ещё и шесть музеев имеется, таких же, ненастоящих и балаганных. Я почтил своим присутствием три. От музея Смерти 109) я ожидал гораздо большего, всё-таки тема гниловатая, а потому притягательная, да и одних мексиканских традиций в этой области было бы достаточно, чтобы шокировать посетителя. Но от, с позволения сказать, экспозиции, впечатление осталось не столько пугающее, сколько гадкое. По сути – это беспорядочная свалка всяких предметов, так или иначе относящихся к процессам умирания и смерти, начиная от танатологии и токсикодермии и заканчивая «творчеством» маньяков и криминалистической фотографией. И всё это «собрание» показалось мне каким-то глумливым, даже «художества» капуцинов в Палермо или Седлецкая часовня в Кутна Горе представляют смерть в более достойном виде. Откровенно говоря, и интересного мало: черепа церемониальные 110), гробы с окошком, зеркальцем или двухместные, эпатажные похороны. Ну ещё ДТП, после которого водителя закинуло на фонарный столб, это как же надо было разогнаться-то, - дело происходило в 1945 г.! Сильно удивило обилие криминальных фотографий, например посмертные фото Кеннеди или Монро, или подборка фоток разрубленной пополам и разделанной по халяльным правилам тушки какой-то местной актриски во всех ракурсах. Стало интересно, - в США, где чихнуть нельзя без адвоката, у кого спрашивали разрешение на коммерческое, в общем-то, использование подобных снимков? Но если что и шокировало, так это чуть ли не подарочный вариант открыток со сценами линчевания где-то в Техасе…
После всей этой мерзости я, тем не менее, нашёл силы зайти в перуанскую забегаловку и «вспомнить молодость»; порции тут оказались такими же, как в Наске, хотя цены вполне американскими. Позабавила надпись на кассе: «No shirts, no shoes – no service!», не иначе это к кришнаитам относится?
Музей Книги Рекордов «Гинесс», понятное дело, абсолютно виртуальный, ходишь, картинки смотришь, читаешь, ну почему бы и нет, тут в Голливуде. На фоне всяких идиотских «достижений» есть и заслуживающие внимание. Запомнил, что самое большое количество яиц от одной курицы в год - 371, больше всего родившихся щенков – 24, а поросят – 34. То, что наибольшее количество мусора на одного человека производится в США, и то, что самый безмозглый динозавр – стегозавр, это тот, с костными пластинами на спине и мозгом с орех, тоже жил на территории нынешних США, я счёл самоиронией. Удивительно, но по мнению «Гинесса» больше всего жрут на его «родине» в Ирландии, аж 3952 калл/сут., как-то не обратил внимание в Дублине или Лимерике чтобы там кишели пузаны? Может это у них от нервов, отъедаются в память о прошлых голодовках, или отчаянно джигу-джигу жарят, чтобы калории сжечь? О России увидел только, то, что московское метро самое пассажиропоточное в мире – что-то около 3 млрд. в год, что ж, пустячок, а приятно.
А вот третий балаган – музей Невероятного Мистера Риппли показался самым забавным, тут, по крайней мере достаточно много «настоящих» экспонатов, демонстрирующих, насколько удивительна реальность. Больше всего удивила двухголовая взрослая утка, чучело, разумеется, но вроде бы настоящее, в отличие от двухголового павлина, сделанного в качестве шутки, или чучела рыбы, отороченного мехом, долгое время висевшего где-то в Шотландии и на полном серьёзе демонстрировавшего суровость канадских вод 110). Ещё в паноптикуме, и собачьи доспехи 111), и набор для борьбы с вампирами, причём со следами использования 112), и эксклюзивный африканский гроб для уважаемого человека в виде кроссовки 113), и вечернее платье из туалетной бумаги 114). На сём из Голливуда можно и удалиться.
Другим интересным разделом Лос-Анджелеса показалась Пасадена, которая считает себя вполне себе городом, даже герб имеется. По большей части это такой же «дачный посёлок», как и Голливуд, горы тут повыше 115), хотя местная достопримечательность – утёс Иглз-рок меня совсем не впечатлил – голый бугор практически на ровном месте. Растительность вполне буйная, но архитектура довольно тусклая. Отметил только местные мосты, короткие, но высокие 116). Считается, что в Пассадене очень стильные коттеджи с неповторимым местным колоритом, честно говоря особо я этого не заметил. Образцовый в этом отношении Гэмбл хаус 117), безусловно, заслуживает внимания. Это сильно японизированный и очень лаконичный модерн; много внимания уделено эстетизации всяких деталек, вставок, кронштейнов, соединений и фурнитуры. Не сильно роскошно, но очень приятно, интерьеры в модерне не столь уж распространены. Вокруг этого домика несколько схожих, словно подражательных 118)119), а в остальном ничего нового120). Не сильно удивила и старая часть города, центральный бульвар Колорадо, где встречаются отголоски испанского колониального стиля 121)122)123), например Городская аудитория 124), и робкие притязания на модерн и арт-деко. Муниципалитет, конечно, заслуживает внимания, солидное здание 125), запечатлел и современное здание Пресвитерианской церкви 126), не худший образец. Не самым привычным мне показался памятник Солдатам Первой Мировой Войны 127), плавно переходящий во флагшток. Неплохо внешне стилизован под китайщину и музей Юго-Восточной Азии 128)129), но его коллекция ничего нового не открыла.
А вот музей Нортона Саймона 130), внешне совсем неинтересное здание, для пущей скучности усиленное дежурной в Штатах статуей роденовского «мыслителя», оказался весьма добротным. Коллекция живописи довольно небольшая, но имеет у себя и Санти с ван Рейном, и Маньяско с монахами, рваными портянками и дырявой печью, и Стена с масштабной пьянкой в Кане Галилейской, где Христос явно лишний, и самый, наверное, плохой женский портрет Гойи. А коллекция индийского искусства и вовсе способна состязаться с куда большими музеями. Тут можно посмотреть на всё «стилевое» разнообразие индуистского искусства, тут тебе и «примитивизм» расписного деревянного алтаря 131), и «маньеризм» вычурных поз 132), и прямо-таки элементы «футуризма» 133), и готовое арт-деко с необычной крылатой фигурой 134). Много сюжетно и детально необычных произведений: Вишну с кабаньей головой, почти как «староверческий» св. Христофор 135), богиня прямо-таки в джинсах 136), бог с непонятной ножной лямкой 137), индуистский зодиак 138), Амалокитешвара с пирамидой голов 139). И ещё можно в очередной раз убедиться, что в основе нынешней вроде бы миролюбивой индийской философии лежал вполне себе кровавый культ: тут и церемониальные кинжалы и топорики, и скульптуры, где чудовищные боги совмещают разудалые пляски с настоящим зверством. Вот тебе Вишну в ипостаси льва, потрошащий человеческую тушку 140), вот парочка многоручек милуется, топча ногами человеков 141), вот мрачная скелетированная богиня 142) и весёлая деваха, тоже попирающая необычные головы143). Во дворе можно ещё полюбоваться камбоджийскими каменными фаллосами 144) и современными скульптурами 145), прудами с черепахами, почти что бутылочными деревьями и даже колибри, вот она тут где-то в кустах за Буддой 146). Хороший музей, одним словом, делающий выезд в Пасадену совершенно осмысленным.
А вот что я хотел увидеть в районе Венеция 147), кроме океана? Помимо каналов, по которым снуют катера и яхты, не показавшихся мне особо живописными, в местной, пожалуй ничего похожего на настоящую Венецию нет. Это было бы и хорошо, нечего попугайничать, но тут и ничего своего нет, разве что речка Баллона 148). Но океан 149), конечно, манит, сводя путешественника с пути истинного на пляж…
Заключительный прибрежный район Лонг-Бич 150) манил уже не своей довольно убогой архитектурой и не океаном, а связанным с ним достопримечательностями151). Здесь стоит на вечном приколе огромное судно «Куин Мэри» 152), громадина больше «Титаника», но не разделившая судьбу подобных колоссов, даже используясь в войну, на палубе сохранилась зенитка153). Осмотр судна организован довольно плохо, да ещё я на самолёт уже поторапливался, потому ожидаемых впечатлений недополучил. Без особого роскошества 154)155)156)157), хотя есть каюты для королевской семьи. Но размах изрядный, палуб штук девять, пространства огромные, бесконечные коридоры 158)159) и закоулки: жутковато становилось, представляя, что в таком лабиринте, где и в спокойствии и по схеме трудно разобраться, пришлось бы бегать, терпя крушение.
Рядом с громадиной притулилась подводная лодка, причём наша, советская, имя не помню, написано, что серии «фокстрот» 160). Ожидал, конечно, элементы балагана, не без того, форменные валенки демонстрируются на самом видном месте. Но было интересно, чем нашенская отличается от вражьих, виденных в Нью-Йорке и Балтиморе. Нёсся уже галопом 161), подсмотрел только то, что люки у нас круглые 162), а не овальные, да и торпед, вроде бы побольше 163).
Чуть раньше посмотрел и Аквариум 164). Очень хороший, особого гигантизма нет, акул и вовсе вынесли на двор в открытый бассейн. Монстров там нет, но мелкие сбиваются в кучи и валяются штабелем на дне, плавать лень 165). Есть и банальные каланы, но то, что их держат вместе с рыбой – смелое решение. Яйца акул частично препарированные 166), и можно видеть, как там акулята готовятся к вылуплению. Подбор животных великолепный, большое количество «эксклюзивных»: и похожих на огромную мокрицу изоподов 167) или морских слизней 168), которых никогда не видел, и крупных одностворчатых и очень крупных двустворчатых моллюсков 169), и больших офиур, и медуз львиных грив 170), типа той самой, что демонизировал Шерлок Холмс, хотя и раз в двадцать меньших, и их личинок, и рыб-жаб 171), и всяких разных морских тварей 172). Даже более распространённые в неволе морские причудливые коньки 173) или плавающие как поплавки рыбы-иглы тут помещены большими группами, можно посмотреть их «социальное» поведение. Присутствуют и элементы эстетизирования 174), удачно подбирают животных по цветовой гамме и форме, подсветка хорошая, где надо. В общем - не зря мотался час на местном трамваеподобном метро из Даун-тауна,- хорошее завершение урбанистической программы путешествий по США…

Опубликовано 11.06.17 lastdoctor

«Ветер Странствий» © 2012   Контакты
Сайт управляется SiNG cms © 2010-2015