Ветер Странствий
22 Январь 2018 11:04 мск  
Европа
Беларусь-2
Гродно ***

Из Бреста ехать в соседний Гродно неприлично долго, потому что приходится совершить почти транс-белорусский переезд чуть ли не через Минск и точно через Лиду. За это время можно переехать из Бреста чуть ли не до Вены. Но всё-таки стоит съездить и в Гродно. Это и для Беларуси не совсем обычный город, а для нас, россиян, тем более. Ну не «советский» он, как несоветскими кажутся и Выборг, и Калининград. Хотя Гродно, как и любой другой белорусский город, вошёл в состав России в конце XVIII в., а потом только меньше 20 лет побыл под Польшей, но именно русско-советского влияния тут чувствуется гораздо меньше, чем в Минске, Гомеле или Полоцке. Вообще-то не удивительно: тут резвились всякие Витовты и Ягайлы, тут испустил дух супостат Ян Баторий, очевидно сильно огорчившись после того, как не взял Псков, и вообще считается, что Гродно был вторым по значимости городом «Литвы» после Вильно. Ну, вероятно, ещё и больше «повезло» в последнюю войну, меньше было разрушений, которые приходилось спешно восстанавливать. А может, и структура населения имела значение, или просто так исторически сложилось.
Так что вполне закономерно, что архитектурной доминантой города является всё-таки католический костёл Св. Франциска Ксаверия 1). Величественное здание, настоящее барокко, хотя и довольно простое, строгое 2). Кроме затейливых верхушек башен никаких особых украшательств 3). Интерьер тоже без особых изысков, но вполне «по канону», а потому красиво 4)5). В любом случае стоит удивиться, что такой значительный собор был построен в 1705 г., в совсем не лучшие времена, когда по Польше носился безумный Карл XII, гоняя Августа и Петра I.
Комплекс Иезуитского Коллегиума, к которому относился и Собор, тоже штука заметная, но больше не по причине архитектурных достоинств. Самое крупное здание, чем-то должное напоминать странноватый замок в Люблине, может быть и годилось бы в памятники архитектуры, но оно до сих пор используется в качестве… тюрьмы. Да-да, самой настоящей тюрьмы, причём стоящей в самом что ни на есть центре города! Даже дико как-то…
Чтобы потом не возвращаться к этому странному месту, стоит сказать, что раньше частью Коллегиума была и доступная теперь для посещения Аптека, совмещающая, и вполне современную фармацию, и историческую часть - музей 6). Само здание сохранило контур чего-то бесспорно старинного, тоже, конечно «несоветского», но только контур, а в интерьере в принципе ничего особо выдающегося, обычный набор старой аптеки: банки, склянки, ступки, колбы, реторты, ну разве что пара сосудов, которые привычнее видеть в стекле, тут сделаны из глины7). А ещё старые фотографии, часть из которых меня, честно говоря, немного даже возмутила. Подписано, что это 1943-44 гг., т.е. период немецкой оккупации, но на фотографиях - сотрудники аптеки, вполне довольные своей жизнью, и безмятежные горожане на фоне аптеки. А вообще-то за войну погибло более 50 тыс. жителей города, я так понимаю, что, как и в среднем по Белоруссии – каждый четвёртый! Вот, говорю же – несоветский город! Ну ладно…
Помимо Собора и Коллегиума ещё пара костёлов, принадлежавших монастырям тоже весьма заметна. Чем-то успевает зацепить довольно простой костёл Благовещения 8): нежные цвета окраски стен, довольно красивые, хотя и очень лаконичные барочные элементы декора9), «бюджетная» лепнина10), да даже совершено анекдотический декоративный поясок, непривычно чёрный с кое-как намалёванными, то ли ангелочками, то ли чёртиками11). Пошлятина вроде бы, но как-то всё равно нарядно. Внутри сидят монашки, тоже не «наши», католические. Судьба костёла тоже «ненаша»: в Беларуси принято было культовые сооружения перепрофилировать во всякие психиатрические заведения, юмор такой, вот и этот костёл был соответствующим диспансером, но сам ныне покойный Кароль Войтыла отслюнявил грошей на то, чтобы психов перевели в другое помещение, а костёл вернули монашкам. К слову, на территории костёла стоит ещё старенькое деревянное здание с арочной верандой, симпатичное, сейчас ремонтируют. Местная католическая Курия 12)тоже украшена не «по-нашему», не иначе, на польские гроши…
Весьма заметен, и размером, и вследствие своего выделенного положения костёл Отыскания Св. Креста 13), но он совсем стандартный. Тоже стандартный и другой стоящий в уединении костёл с необычным названием Матери Божьей от Ангелов 14), своим силуэтом украшающий вид с набережной Юзефа Ядковского и Неманом. И на него тоже достаточно полюбоваться издалека.
На протестантскую Кирху тоже достаточно глянуть, это совсем не шедевр, а, как и положено кирхе, вполне заурядное здание.
А вот из всего русского больше всего бросается в глаза заметное здание собора Покрова Пресвятой Богородицы 15). При всей банальности своей архитектуры псевдорусского стиля он имеет такое количество всяческих декоративных элементов, что выглядит весьма нарядно16). Даже новодельная часовенка 17), копирующая стиль собора, неплохо смотрится.
Впрочем, даже более интересна очень старая Борисоглебская (Коложская) церковь 18), она ровесница церквей Боголюбова, Владимира и тех, что формально числятся древнерусскими в Полоцке, причём, в отличие от последних, сохранилась более-менее аутентично. Очень обидно, но в середине XIX в. неплохо сохранившаяся церковь наполовину рухнула с обрыва при оползне. «Восстановили» её весьма убого, просто заместив рухнувший бок штакетником. Но даже с этим убогим «протезом» она неплохо смотрится19), заметно отличаясь от привычных нам домонгольских «белокаменных» храмов. Монголов тут и не было, а по виду она необычна своей суровой буро-кирпичной кладкой с инкрустациями крупных разноцветных валунов и составленных в узоры и кресты обработанных каменных пластин. Мне показалось, что это такая реставрация, совсем «от вольного», но нет, существует возможность убедиться в аутентичности такого декора. Неподалёку, на территории Старого Замка, остались руины ещё одной похожей церкви, т.н. Нижней 20), стены которой были точно такими же. Интерьер церкви, можно сказать, пуст, пара настоящих старых икон, а так обращают на себя внимание колонны - четверики на цилиндрах и непонятные округлые ниши в стенах, хотя это, вероятно, места крепежей.
Вообще-то настоящими доминантами Гродно должны были быть замки. Их тут предполагалось сразу два. От Старого 21), построенного ещё Витовтом, сейчас, по сути, только название осталось: пара невразумительных домиков и руинированные останки стен. Хотя в домиках развёрнут Краеведческий музей со всем полагающимся местечковым ассортиментом. Впрочем, тут есть и явные особенности. Например, в первобытном разделе весьма серьёзно подошли к отображению первобытной промышленности, тут и макет прямо-таки шахты по добыче кремния, и модель примитивного сверлильного станка 22), правда не особо понятно, чем собственно сверлили. Не удивительно, что и в дальнейшем труду уделено должное внимание. Запомнилась необычная картина, во-первых, она - на камне, а во-вторых, редко когда героем картины становится одноногий пролетарий, причём не побирающийся, а работающий! А вот цеховое знамя млынарей ещё более удивительное, вообще трудно себе представить профсоюз мельников, а символике даже масоны бы позавидовали 23). Можно отметить ещё образцы средневековой артиллерии, варварское оружие костюшковских бандитов, где наибольшее впечатление произвёл деревянный молот, проапгрейженый железными шипами и обшитый для весу подковами 24), ну и форму местного гусарского полка 25), даже картина есть, на которой гродненские гусары под командой безбашенного генерала Кульнева крошат французов. Вообще-то гусарских полков во всей империи было немного, одновременно не больше десятка, в основном из мелких «приграничных» городков, типа Ахтырки, Изюма или Сумм, так что и Гродно вот удостоился такой чести. Есть ещё интересное свидетельство о «повышении квалификации» времён 1-ой Мировой. Понятное дело, что и о партизанах есть, например, самодельная лента для повреждения шин броневиков или пояс, снятый с убитого фрица, пришивавшего к нему монеты захваченных стран, по которым он прогулялся. Можно полюбоваться и на «форменные» снегоступы для летчика 26). В этнографическом отделе можно подивиться и на народные музыкальные инструменты, среди которых есть и сурдинка, и волынка 27).
Природоведческий раздел тоже, можно сказать, с «местным колоритом». Здешние таксидермисты-натуралисты с таким пугающим рвением подошли к изучению фауны родного края, что понаделали чучельных композиций, которые меня и немного озадачили, и даже огорчили. Ну орла-осоеда 28), разоряющего осиное гнездо, посмотреть интересно, в общем-то жрать ос – не подвиг, но что-то героическое в этом есть. А вот композиция, представляющая сову с её, надо понимать, дневным рационом – кучей всамделишных дохлых мышей 29) вызвала смешанные чувства. Ну а даже жалость пробрала, когда пришлось наблюдать многочисленные чучелки, наделанные не только из птиц и зверушек, но и из их птенцов и зверёнышей…
А ещё тут есть и палеонтологический отдел! Вот он меня просто поразил. Тут не только собрали и разложили по геологическим периодам всеразличные окаменелости, включая непонятные для меня «остатки развёрнутого четырёхжаберного головоногого моллюска» 28б), похожие на танковый трак, но ещё и снабдили эту «каменную летопись» весьма удачно сделанными макетами соответствующих периодов с представлением характерной для них живностью: стегоцефалами, диплодоками и прочими тираннозаврами 30). По-моему, круто! Хотя почти вся нынешняя Беларусь в эти весёлые времена была морским дном.
Напротив Старого Замка, через впечатляющий своей высотой мост31), располагается Новый. Он, по-видимому, никакой особой оборонной нагрузки уже изначально не нёс и строился в качестве дворца. С одной стороны, можно сказать, что он выглядит лучше, чем Старый – это всё-таки полноценный дом с флигелями, но с другой, - его так безобразно «отреставрировали», что дворец превратился как раз в самое настоящее «советское», в худшем смысле этого слова, безликое здание. Его даже снимать неохота, только вот ворота со старорежимными сфинксами 32) более-менее фотогеничны. Внутри33) этого Нового Замка к моему удивлению оказался… ещё один краеведческий музей с примерно тем же набором экспонатов. Хотя нет, всё же не с таким, - если в Старом экспонируется то, что было и есть, то тут, можно сказать, то, что хотелось бы, чтобы было. Ну, например, вместо деревянных колотушек – дорогое польское оружие 34), а вместо дохлых мышей – экзотические жуки и бабочки 35), среди которых и жук – голиаф сантиметров 12 длиной и весом с яблоко, причём это ещё и летает! Помимо того, были ещё две небезынтересные выставки. Первая, посвящённая образованию, порадовала средневековыми книжными закладками, весьма спорным толкованием античной географии с наличием «единой» Германии и загадочной «Европейской Сарматии» – этакой, видимо заготовки для более поздней «Великой Тартарии» 36), ну и «правильно сцентрированной» картинкой, представляющей человеческие расы (не примитивные 3, а как положено 11), сплотившиеся вокруг европеоидов – славян 37). На второй, посвящённой обороту денег на территории Беларуси, больше всего запомнились примитивные, но разноцветные «бумажки», выпускавшиеся очередной костюшковской повстанческой шарашкой 38), и те самые купоны, которые навводили бывшие советские республики сразу после беловежского сходняка 39).
Прогулявшись по имитациям гродненских замков, стоит спустится вниз, - очень приятно, что «нагруженный» историческими памятниками и культовой архитектурой, Гродно имеет, что показать и из светской гражданской архитектуры. Хотя исторические здания тут перемешаны со всякой чепухой, но опять же надо отметить, что у большинства заслуживающих внимания зданий вид тоже «несоветский». Это относится и к тем, что сохранили только воспоминания о первоначальной архитектуре, только барочные, необарочные и неоготические контуры, и к тем, что вполне сохранились: на улице Ожешки 40) или бывший дом Врача Тальгейма 41). Как-то совсем не по-советски оброс диким виноградом простенький главный корпус Университета 42), почему-то сразу вспомнился такой же озеленённый университет в Берлине. Много зданий вполне себе «интернациональных», типа дома № 32 на улице Кирова 43). И как бы ни пытались сделать Гродно немножко более «советским», давая улицам дурацкие названия, типа Саветскай или Социялистичнай, но из-за тех домиков, что на них сохранились явно торчат «несоветские», даже «нерусские» уши. Саветская 44) – местный «арбат», почти вся уставлена небольшими, аккуратненькими, хорошо отремонтированными домиками, глянуть приятно, хотя отметить нечего. А на Социялистичной вообще стоит вполне себе мелкобуржуазный особняк - образец, скорее, польского модерна 45) с рюшечками-розочками. Здание бывшего Земельного Банка 46), которое сейчас занимают военные попытались украсить красной звездой, но и с ней вид у него совершенно безродно-космополитский.
Есть и ещё одна «несоветская» черта. Обычно, когда начинается обсуждение архитектурных достоинств всяких гидротехнических сооружений, то это говорит об убожестве городской архитектуры, но в Гродно даже сугубо утилитарные технические сооружения привлекают внимание. Водонапорные башни 47), построенные на стыке веков, по изяществу и декору дадут фору большинству жилых зданий среднестатистического российского города. Даже Пожарная каланча 48) интересна, правда, из-за того, что на здании пожарной команды красуется настоящая фреска49), ну вернее альсекко, поскольку картина всё-таки писалась наверняка по сухой штукатурке. Правда стенная роспись с героическими пожарными и спасателями - это уже скорее, по-советски.
Но конечно, есть в Гродно и русский след, наряду с образцами польского модерна встречается и русский, в кирпиче, и псевдорусский стиль, тоже в кирпиче, как дом Купца Муравьёва 50) на Саветскай уже площади. Правда, не могу сказать, что это очень красиво. Из архитектуры советских времён даже есть что отметить, по мне так и смелое концептуальное решение здания Областного Драматического Театра 51) вполне можно назвать шедевром. Правда, согласитесь, и это всё-таки какое-то «не наше» здание.
К числу ещё «советских» достопримечательностей стоит отнести, наверное, музей Истрии Религии. Коллекция довольно обширная, от неолитических грузил-крестиков до советских марок в помощь голодающим 52), но вообще-то чего-то особо интересного немного, разве что несколько икон: Христа с сердцем, опутанным тернием или Св. Иосифа, поящего сына чем-то из рюмки 53). Правда, ещё попал на выставку староверских икон, можно понять, почему именно староверских. На «Успении Богоматери» у них до сих пор можно найти архангела, рубящего руки какому-то Афонию 54). На «Христе в Силах»55), вообще очень своеобразной по символике иконе, у староверов можно видеть символы евангелистов - крылатых животных, хотя Синодом, а не иначе как указом самого, лезшего во все дела Петра I, это было запрещено. Ну ещё Иоанн-Креститель в виде ангела или Илья-Пророк на огненной колеснице. Можно ещё было посмотреть на народные ремёсла: женские шапки с длинными «ушами» 56) и прочие атрибуты крестьянского и мещанского быта57).
Расплодившиеся в последнее время всякие «околоэтнографические» музейчики появились и в Гродно. Хотя местный музей Утюгов показался мне более насыщенным, чем соответствующая лавка в Переславле-Залесском. Тут и утюгов не меньше58), и специальные печки для прогрева нескольких утюгов сразу59), а плюс к тому ещё куча всяких затейливых приспособлений, типа примитивных соковыжималок, резака для спаржи, машинки для изготовления мороженного или деревенской «стиральной машины» суперэконом класса59б). Совершенно в тупик меня поставило предназначение странных стеклянных банок с дыркой в дне60), но закрытых сверху. Оказалось, что это вычурные мухоловки: на дно заливался сироп, мухи заползали в банку снизу, но, поскольку вылетать вниз они не умеют, а вверх некуда, то так и дохли. Идиотизм полнейший, но, говорят, работало. Ещё интересно было посмотреть на керамические деньги-времянки, которые ходили на немецких предприятиях.
Что ещё осталось? Ой, да почти что главное! Когда я заводил речь о «нерусскости» Гродно, то не упомянул о том, что Гродно был ещё и чуть ли не самым большим «местечком», говорят, что перед революцией в городе свыше 80% жителей были евреи, даже перед войной 60%, тут было аж 40 синагог и сотня всяких еврейских учебных заведений. Так что удивительно не то, что тут не особо веет «русским духом», а скорее, то, что тут так много костёлов. Синагог сохранилось куда меньше, бывшее здание Синагоги на всё той же Социялистичнай 61)вряд ли потрясет воображение, а вот Хоральную синагогу 62) стоит отметить особо. Внешне этот домик малопримечательный, стилистически трудноидентифицируемый, сразу и не поймешь, что в этом теремке живут Сина и Гога, кроме орнаментальной «розы» остальные символы смотрятся как-то чужеродно, какими-то времянками. Собственно так и есть, поскольку реставрируемое с переменным успехом здание – плод перестроек XIX в., а вообще-то основа синагоги построена ещё в XVI в., если это правда, то это можно считать самой интересной достопримечательностью города. При синагоге сейчас открыт музейчик о гродненских евреях, в общем-то он, можно сказать никакой, хотя в Гродно родилась масса известных евреев, из приличных - художник Бакст и химик Йоффе, ещё первый и третий президенты Израиля, куча других пламенных сионистов и целая шайка разбогатевших еврейских жуликов. Но если проявить искренний интерес, то вам могут рассказать много всего интересного, а главное - дадут посмотреть отреставрированный главный молельный зал63). Он, как говорят, счастливым образом сохранился в почти аутентичном виде с того самого XVI в. 64)Интерьер действительно красивый и интересный, он абсолютно белый, но с довольно прихотливой и уместной лепниной65). Мне кажется, что поскольку строил синагогу итальянский еврей, который был, вероятно, сефардом, в отличие от большинства польских евреев, то он и внёс в декор сефардские, более старые иудейские символы, типа виноградных лоз и разрезанного граната, это как раз тот рельеф, что красуется на башенке снаружи, а более привычные нам могендовиды и меноры тут малозаметны. Пожалуй, что интерьер синагоги – самый впечатляющий исторический интерьер Гродно.
Ну вот какая богатая архитектурная жизнь у этого «несоветского» города! Честно можно сказать, что плотность достопримечательностей в Гродно существенно выше, чем в большинстве таких же по статусу российских городов, ну и увидеть тут можно то, чего у нас нет. Ну не «советский» он город, что ж поделать, даже симпатичный парк, украшенный забавными скульптурами и тот имени Желибера 66).


Лида ** О)

В Лиду я ехал почти исключительно из-за Замка Гедимина, ну и из-за близости Мурованки, так что губы особо не раскатывал. Не обманули, - Замок 67) тут действительно стоит, вполне зачётное сооружение. Правда, странное немного – каре стен со всего двумя башнями68), которые не вынесены за периметр, а наоборот внесены внутрь. Холм насыпали, ров в своё время был, сейчас одни воспоминания в виде разлива на речке Лидее. Ну, литовскому князю Гедемину, которому приписывается основание Лиды, было виднее, как строить, однако брали замок неоднократно, то крестоносцы, то они же в обнимку с Витовтом при внутрилитовских разборках, потом то ли брал, то ли не брал Свидригайло. Правда, ещё раза три удалось отпугнуть какие-то шайки, то татар, то смоленцев. В любом случае до мало-мальски «наших» времён замок не достоял, этих двух башен никто за последние лет 200 с гаком никто не видел, на фотографиях замок всегда в полу-руинах. Так что нынешний его вид – заслуга белорусских реставраторов, вернее, даже реконструкторов. Начали «строить» замок в 2010 г. и подняли его из руин очень быстро и похлеще, чем в Мире или Несвиже, «восстановив» и полный периметр, и обе башни, не иначе по воспоминаниям самого Гедимина, и даже характерный для того времени сортир, свисающий с одной из стен. В целом получилось неплохо69), я всегда за то, чтобы воссоздавать исторические памятники, даже слегка додумывая. Впрочем, быстрое воссоздания тутошнего Замка, если приглядеться, было и несколько халтурным. Не потому, что тут крепко «додумали», и даже не потому, что помимо камня обильно использовали кирпич, - это ещё куда ни шло, хотя сочетание исторических валунов с явно свежим ядрёно-кирпичным кирпичом не особо радует глаз и эстетически, и в плане аутентичности. Но, даже не будучи отъявленным медиевистом, сразу можно понять, что верхние части стен и бойницы клали совершенно безобразно: из совершенно очевидно современных материалов, типа пористого кирпича, даже не пытаясь как-то стилизовать под старину, вообще никак не стремясь воспроизвести характер средневековых методов кладки и архитектурных приёмов, да и просто очень небрежно. Вот это сильно портит вид и формирует впечатление не просто новодела, а неаккуратной бутафории.
А вот ко всяким деревяшкам и железякам, которыми заполнили пустующий внутренний двор, включая и избушки, и лестницы, и перекрытия боевых галерей, и даже всякие шалманы и прочую псевдоисторическую начинку, используемую для привлечения публики70), лично у меня претензий нет, разве что к использованию капроновых верёвок для стяжки относительно правдоподобной катапульты, хотя настоящий специалист нашёл бы больше, к чему придраться. «Арсенал» позабавил геральдикой 71), на которой Геракл в очередной раз отважно зажимает голыми ляжками очередное чудище. Пошленькая «выставка» пытошного оборудования, ну как без этого, тоже меня повеселила прилагавшейся к каждому агрегату «инструкцией по применению» на «западный» манер, предупреждавшей о смертельной опасности при использовании дыбы, кола и прочих подобных прелестей 72). Ой, спасибо, что предупредили, а то так хотелось бы повисеть на дыбе или усадить кого-нибудь на кол! Впрочем, и подобные аттракционы я бы отнёс к положительным моментам нахождения в Замке.
Но вот что плохо, так это то, что Замок в городе ничем не подкреплён. Ну архитектуры времён Гедимина никто и не ждал, но тут уж совсем как-то скучно. При всей пышности городской геральдики 73) и относительно богатой истории похвастаться памятниками материальной культуры Лиде не удастся. Конечно, нельзя не отметить, что, как и любой город нынешней Беларуси, Лида очень ухожена: вычищена, выметена, покрашена, обновлена, озеленена, трава кошена, деревья и кусты – стрижены, на такие усилия приятно посмотреть и можно порадоваться за жителей. Однако об архитектуре тут говорить не приходится, смотреть не на что. На довоенных фотографиях проглядывают ещё редкие симпатичные домики, да и то их всего несколько, и они не бог весть какие нарядные. Ну а после войны архитектор с фантазией сюда и вовсе не хаживал. Большинство зданий, даже старых, довоенных – откровенно убогие, сейчас многие из них переоблицованы всякими цветастыми пластиками, но это только подчёркивает их убогость. Ну не на свежеотремонтированной же лазне – бане с забавной фигуркой завсегдатая 74) фокусировать внимание!
Из культовых сооружений я бы тоже ничего не стал отмечать, ну вот, для порядку снял костёл Воздвижения Креста 75), ну всё-таки местечковое, но барокко. Православный собор - солидное, но абсолютно неинтересное типовое сооружение. Совсем новодельная церковь Всех Святых в кадр случайно влезла, но на мой вкус, это не православная эклектика, а просто современная безвкусица.
Честно говоря, и музей тут, и внешне, да и внутри больше напоминающий сельпо, очень скудный, можно зайти только из уважения к местным краеведам: люди старались, ну ещё пара работ интересных в художественном отделе. А так запомнилась, да и то в анекдотическом аспекте, только здоровенная колода из тополя, из которой местный «Мыкола Андзелов» вырубил такого типичного «берендейного» деда в зипуне с бородищей и огромными лапищами, вроде бы благословляющего мать с ребёнком. Соль в том, что этот шедевр местные краеведы умудрились освятить, причём, и по православному, и по католическому обряду, и сделать чуть ли не местом поклонения, естественно, прежде всего, у брачующихся. Ребята, это же идол! Ну, хорошо, что не Золотой Телец…


Мураванка ***

Посещая Беларусь, мимо этого места проезжать не стоит, потому, что именно тут находится, по моему мнению, вторая по степени интересности, после Замка в Мире, историко-архитектурная достопримечательность этой страны.
Сама Мураванка, находящаяся недалеко от Лиды, вполне соответствует своему названию – деревня-деревней, вернее, село-селом из этакой белорусской страны - муравии. Поэтому, хотя и стоит практически на самой железной дороге, но ближайшая станция в 2 км и называется Скрыбовцы. Даже немного странно наблюдать вполне себе величественную и нарядную церковь Рождества Богородицы 76) среди плохо обухоженных халупок чуть ли не с соломенными крышами. Впрочем, где, как ни тут, на беспокойном восточном фронтире, литвинам было строить подобные своеобразные сооружения. Церковь действительно очень своеобразная, можно сказать, что и уникальная, потому что построена в виде полуцеркви – полузамка, как пишут «церкви оборонного типа»: компактного, толстостенного сооружения без хрупких выступающих деталей и избыточного декора, с окнами, больше похожими на бойницы, и самыми настоящими бойницами, но, при этом сохраняющего основные черты и признаки культового сооружения, изрядное изящество и нарядность благодаря лаконичным, но очень уместным и качественным архитектурным деталям силуэта77). В нынешней Беларуси такого рода универсальных военно-культовых сооружений два, в Литве я не был, и не хочу, а вот в Польше ничего особо похожего точно не видел и не слышал, можно считать, что такой стиль – достояние именно «белорусской» архитектуры. Ну на «коронных» польских землях, возможно, подобные полузамки и не надо было строить, а вот на востоке Литвы это было вполне уместно, чтобы в случае чего можно небезуспешно обороняться.
Сейчас церковь очень хорошо отреставрировали, правда, маленько справославили, из-за чего вид её наверняка исказился78). Внутрь тоже попасть не всегда получится, из-за меня одного вряд ли бы её стали отпирать, но я, честно говоря, убеждён в том, что внутренности церкви вряд ли достойно соответствуют внешности, да и снаружи вполне хорошо видны основные архитектурные изыски. Помимо неоспоримых чисто архитектурных достоинств эклектичного здания, воспроизводящего ещё черты и романскости, и готики, и ренессанса, можно отметить и фортификационные особенности. Хотя строили церковь в начале XVI в., бойницы, как мне показалось, уже приспособлены больше для ружейного боя, чем для стрельбы из луков или арбалетов. Прорези в круглых башенках, имеющих обзор, по сути на три стороны, и узкие, и немного скошены вниз, предусматривалось ведение и дальнего, и, что очень важно для небольшого укрепления, - ближнего боя, но из лука через такую щель, по-моему, стрелять трудно. Боковые окна пошире, но из них огонь вести можно только в ограниченных секторах. С учётом такой ориентации на огнестрельное оружие понятно, что на то, чтобы отбиться от москалей с серьёзной артиллерией, здание не рассчитано, но против всякой «лёгкой кавалерии», типа казачков, каких-нибудь татар, а они как-то умудрялись досюда добираться, или прочей бандитской нечисти, могли и устоять. Правда, никаких особых славных дел за Мураванкой не известно. Впрочем, это совершенно не мешает получить удовольствие от любования необычным памятником, прежде всего архитектуры.


Гомель ***

Если через всю Беларусь с северо-запада на юго-восток провести диагональ, то Гомель и Гродно окажутся как раз на её концах. Так же почти диаметрально противоположными показались мне и облики этих городов: типично польско- литовский, ну и-таки чуть-чуть еврейский Гродно, и куда как более русифицированный и привычный взгляду Гомель. При том, что Гомель мало чем уступит по количеству архитектурных памятников
насыщенному ими Гродно, и уж точно может превзойти равный по статусу российский город, практически все они представляют различные варианты русских стилей. На главной образцово-показательной улице, как обычно, Советской, можно увидеть целый ряд нарядных домов в псевдорусских стилях 79), тот же Почтамт 80). Относительно «интернациональные», но тоже вполне привычные русскому глазу, стили представлены рядом неплохих образцов, например, бывшим зданием Русско-Азиатского банка 81), нынешним ЗАГС, а вообще-то бывшим домом какого-то врача 82) и уже с налётом модерна домом на той же Советской 83). А по мне, так и совершенно советская архитектура на проспекте Ленина 84), да даже Областной Драматический театр 85) вполне прилично смотрятся. Особенно в совокупности с присущей всем белорусским городам чистотой, аккуратностью и попытками дополнительного украшения, типа неплохих настенных росписей, как на ул. Кирова 86).
Есть и несколько озадачившие меня здания, например внешний декор на здании Технического Университета 87) включает рельефные символические изображения, которым бы и масоны позавидовали88). Аллегорические композиции на здании Лесотехнического техникума 89) тоже показались мне более глобальными, чем заявленная прозаическая сфера деятельности.
Но самым значительным архитектурно-историческим памятником Гомеля, конечно, является дворец Румянцевых – Паскевичей 90). Естественно, что это русское наследие, раз тут отметились два крупных российских военачальника: громивший турок и наводивший порядок в поделённой Польше фельдмаршал граф Румянцев - Задунайский 91) и фельдмаршал Паскевич - Эриванский, громивший персов и опять наводивший порядок в Польше, уже окончательно присоединённой. Правда, этот дворец к типично русским образцам не отнесёшь: это не неоклассицизм и не «русское барокко», как в большинстве русских дворцов того времени. Вообще сооружение в архитектурном смысле спорное, причём даже не эклектикой форм, а явным диссонансом составляющих комплекс зданий. Центральное здание вполне себе традиционное92), «барское» с колоннами и статуями, но справа к нему прилеплен довольно невзрачный флигель, а слева поставлена вполне себе могучая башня93), ростом существенно выше самого дворца, и с неочевидными архитектурными достоинствами. Хотя внешне на башне и дворце похожий наружный декор, но никакой гармонии в этой нарочито ассиметричной конструкции не просматривается, похоже на не особо удачную попытку соригинальничать. Впрочем, спасибо, барин, и на том, хоть есть об что язык чесать!
В любом случае, Дворец - сооружение заметное, солидное и очень неплохо отреставрированное, по крайней мере, снаружи. К интерьерам вопросов куда больше: при том, что большинство внутренних покоев было запечатлено на фотографиях, реставрировали, а вернее, всё-таки реконструировали их ну совсем от вольного: очень приблизительные интерьеры94), не особо качественные витражные стёкла, современные статуи взамен аутентичных. Некоторые залы вполне можно было бы восстановить «как было», но очевидно из-за нехватки денег не сложилось. Решение превратить один из парадных залов в некий «пантеон» великих сыновей Беларуси во главе с Григоровичем и Косыгиным95)меня вообще несколько покоробил. Хотя всё равно приятно походить и по Дворцу, куда потихоньку натаскивают подходящую мебель и соответствующую мелочёвку96)97), и по его башне98), где размещается разношёрстная, но совсем неплохая коллекция, включающая и небезынтересную историческую живопись, преимущественно о жизни и деяниях хозяев – Паскевичей, и всякие красивости99). Можно узнать, например, что Румянцев высказывал поддержку латиноамериканским борцам за независимость, что, с одной стороны, странно для верного слуги «Царю и Отечеству», а с другой, с учётом нашей политики в отношении появлявшихся США, может и логично… Правда экспозиции Дворца искусственно разобщены, а служители почему-то взяли моду путать посетителя и не говорить о дополнительных выставках, которые занимают те или иные помещения, - меня чуть не лишили возможности посмотреть выставку мифологических сюжетов, иностранной фалеристики и ещё нескольких исторических интерьеров, правда, уже не дворцового свойства 100). На мифологической выставке вообще было интересно, например «Борьба Амура с Паном», т.е. пьянства с блядством? Но один из сюжетов особо произвёл впечатление: под подписью типа «Некий автор – Некий сюжет» была аллегорическая картина, на которой голая, как и положено, баба закаляет свежевыкованный меч, лежащий на человеческом черепе, поливая его кровью из кувшина 101). Неслабо? Вообще-то хотелось бы каких-то подробностей! Ну а ордена это всегда интересно, особенно Монако, Люксембурга, фашистской Словакии 102) или Бразилии, Таиланда и особенно Перу «За заслуги в аэронавтике» 103 в центре). Правый флигелёк пока «на вырост», там до сих пор идут странные для «дворцового быта» выставки, вплоть до змей с крокодилами.
Помимо Дворца его хозяева Паскевичи увековечили себя, как и хозяева Замка в Мире, родовой Усыпальницей 104)и часовней 105). Строилось это всё аж 19 лет, хотя в основном, как кажется, решали всякие юридические вопросы. Не знаю, насколько типичным явлением в православном мире были семейные склепы, но по-моему, это необычно. Ну об эстетике самого склепа – грота можно спорить106), а вот часовенка уже в псевдорусском стиле мне понравилась: отороченная чёрным, ну наверное, полагающимся траурным пояском, она необычная и нарядная.
Вообще весь конгломерат разношёрстных сооружений, возникший на валах бывшего городища, именуемый тут совершенно по-советски Садово-парковый комплексом, оставляет самое приятное впечатление. Помимо Дворца и Усыпальницы чего тут только ещё нет. Тут, собственно, стоит городской Собор, не показавшийся мне, правда чем-то выдающимся. Тут расположен музей Народных Промыслов, который является филиалом Веткинского музея. Ветка, относительно недалёкая от Гомеля – это известное гнездо русского староверия, перебегавшего из России на границу с Польшей. Здешний филиал, судя по всему, своей коллекции не имеет, но в этот раз можно было посмотреть на необычную манеру обшивания икон шитьём с бисером 106) и только на первый взгляд простые, а вообще-то довольно хитрые приспособления для деревенского ткацкого станка 107).
Тут есть ещё Зимний сад 108), где посажена даже юстиция109), к счастью, только в виде куста, и своеобразное сооружение – длиннющая Башня Обозрения 110), построенные ещё в середине XIX в. Я правда, не очень понимаю, что с этой башни можно обозревать. Разве что реку Сож в её правобережной относительной дикости? Все прочие украшательства: пруды с лебедями111), мостики, скульптуры, включая геральдическую рысь112), можно рассмотреть и снизу.
Если всего вышеописанного мало, можно и продолжить в городе. Если вернуться к культовым сооружениям, то ими Гомель не богат. «Ненаших» вообще не помню, но и из православных отметить нечего, разве что деревянную, как утверждается, построенную почти 300 лет назад Ильинскую церковь 113). Кроме деревянности особых архитектурных достоинств я в ней не приметил, но зато она более чем ортодоксальная, потому что староверская. Внутрь попасть трудно, хотя на староверские иконы посмотреть было бы интересно.
Но зато с музеями хорошо. В ещё одном симпатичном старорежимном домике можно посмотреть музей Истории Города 114), в основном там представлены образцы мещанских интерьеров рубежа веков, не дворцовые уже, но и небедные115).
Есть своеобразный музей Криминалистики. Хотя он совсем небольшой, и не совсем о криминалистике, а вообще о местной милиции, но кое-что интересное есть: конские «кандалы», которые использовали и для преступников, рассказ о прототипе Остапа Бендера – хитром татарине, выдававшем себя за крупного узбекского партайгеноссе, лагерная тумбочка с тремя тайниками, правда примитивными, примитивный фоторобот – прибор на манер оверхеда, оружие преступников, среди которого даже крупнокалиберные пулемёты и огнемёты, которые использовали особо лютые шайки 90-ых, и ещё всякая криминальная и антикриминальная атрибутика.
Заряд патриотизма можно получить в музее Воинской Славы. При входе, как и положено, пушки 116), причём маленькая – это урна, такие стоят и у Дворца, такая городская «фишка». Экспозиция взята широко, от богатырей до Афганской войны, хотя впечатляющих экспонатов немного. Попались на глаза только: раритетный, почему-то португальский, длиннющий штык к австрийской винтовке, экипировка советского пулемётчика в примитивном бронежилете 117), ну и вот эта грозная танкетка, ощетиненная целой вязанкой зенитных пулемётов 118), правда боюсь, что это чудо советской техники 1960-ых гг. ни одного самолёта не сбило. Демонстрируется ещё санитарный вагон, где запомнилась больше не его банальная начинка, а стенд с рассказом о героической женщине, которая не только 136 бойцов вытащила с поля боя, но ещё и 35 раз отдавала кровь для прямого переливания, т.е. раз в месяц, и это при «специфике» её службы! Если и есть скептики, не понимающие, чем заслужил Гомель чести иметь подобный музей, то они быстро получат и другой аргумент – город и область дали Родине больше 100 Героев Советского Союза, в т.ч. двух дважды Героев. А вот данные об участии гомельчан в Афганской войне мне оказались странными: 29000 участников (3% всех «афганцев») и 730 погибших (5% всех потерь)…
Ну, чтобы не заканчивать на этом печальном факте, упомяну ещё об одном скромном художественном музее местного живописца Ващенко. Ну ничего «ващенко» я в его творчестве не увидел, даже скромный «почвенник» Иванов в Рязани персональный музей заслужил больше. Впрочем, первый этаж тутошнего музея отдан выставкам, может быть там можно увидеть свежие идеи белорусских художников.
Вот этого мне показалось достаточным, чтобы получить представление о самом, как мне показалось, русском городе Беларуси. Пора домой, в настоящую Россию…


Опубликовано 13.11.16 lastdoctor

«Ветер Странствий» © 2012   Контакты
Сайт управляется SiNG cms © 2010-2015