Ветер Странствий
19 Сентябрь 2018 16:34 мск  
Европа
Незатасканая Испания. Ла Корунья
Ла Корунья *****

Ла Корунья оставляет во всём весьма противоречивые впечатления. В плане этно-географии: вроде бы это Испания, но в то же время – это Галисия, которая даже говорит немного по-другому, вставляя местные идиомы, зашикивая все многочисленные буковки, которые испанцы захекивают, и глотая гласные и согласные, сама Ла Корунья тут - А Корунья. А тут ещё принято кичиться своим, отчасти кельтским «происхождением», причём самым «правильным», в отличие от сбежавших за море ирландцев, хотя тут на гэльском вообще никто не говорит.
В плане общей географии: даже насчёт того, что город стоит непосредственно на Атлантическом океане, можно посомневаться. Вроде бы вот он, берегов не видно, мысы под горой Сан Педро везде позиционируются как край света, но в тоже время, с одной стороны формально - залив Де Орсан1), с другой - залив Ла Корунья 2), вот и не верь глазам своим...
В плане экономической географии: Ла Корунья вроде бы значительный порт с большой историей. Отсюда на Британские острова ходили римляне, убегали кельты, и начинала бесславный поход Великая Армада. Тут стоит едва ли не единственный до сих пор функционирующий маяк, построенный ещё в древние времена. Правда это маяк, посвящённый Марсу, а называется почему-то Башней Геркулеса 3). От римской башни, разумеется, кроме камня с надписью, мало что осталось, нынешнее, довольно странное сооружение, возможно, и с использованием старых, сохранивших пазы от прежних крепежей камней4), построили в конце XVIII в. Но, в любом случае, маяк весьма примечательный, исторический и, совершенно очевидно, что ему придавалось большое значение, как-никак, основа герба. Правда, и о самом древнем городе-порте Бриганции ничего внятного не говорится, да и в нынешнем, по слухам, важном рыболовецком городе-порте Ла Корунье, в отличие от большинства портов, типа Виго, Пулы или Анконы, никакой особо оживлённой морской деятельности незаметно в более-менее центральной, а значит и старой части города, - яхты не в счёт. Морское, а вернее военно-морское реноме поддерживает разве что батареи форта на той же горе Сан Педро 5), хотя все эти 20-дюймовки больше для внушительности, реальных подвигов за ними не припоминается.
Так, вообще-то и со всей, на бумаге славной, историей города. Ну, арабы-то сюда не дошли, хотя почти соседний Сантьяго де Компостелла брали, - можно зачесть за доблесть. А вот дальше всё недоразумения какие-то. С Великой Армадой приключился скверный анекдот, тут вины горожан нет, но вот потом уже англичане приплыли поживиться, и как-то никаким особым героизмом никто из местных мужиков не отметился, только почти простая галисийская баба Мария Пита отличилась, застрелив аглицкого предводителя. Англичане от такого поворота обиделись и уплыли. Марии – памятник 6) на площади её же имени и мемориальный музей «Дом Марии Пита», который к ней, видимо, никакого отношения не имеет и сильно напоминает по бессмысленности «Дом Колумба» в Вальядолиде. Правда, тут можно хоть как-то представить себе быт 7) тогдашнего горожанина с деревянными башмаками на «валках» и странными культовыми предметами8).
Ещё гордо свешивается в залив форт Сан Антон 9) с неплохо сделанной каменной Цистерной 10). В форте 11) развёрнут Историко-Археологический музей. Тут запомнилась реконструированная плетённая лодка 12), ещё раз намекающая, что лодка из Дувра слишком хитрая. Хотя, если на таких корзинках кто-то переплывал Бискайский залив, то честь ему и хвала. Интересно, что «кельтские» шейные гривны 13), в зависимости от концов имели 16 видов со специальными названиями, видимо являлись «знаками различия». Ну и очередные местные странности: арабский ковёр с «аллахакбарами» в качестве занавеса для Мадонны 14) и очень малоподходящая зверюга в качестве держателя христианского символа 15).
Несколько странно, что собственно Военный музей 16) разместился не в форте, а почти в церкви Сан Франсиско 17). Ну и тут самым запоминающимися стали противоречивые экспонаты времён Наполеоновских войн. Вроде бы героические испанцы мужественно противостояли французам18), но на поверку оказалось, что без английского генерала Мура ничего бы у них и не вышло. Правда, командовал этот блестящий джентльмен местными полу-самодеятельными вояками всё в тех же деревянных башмаках «на валках» 19). Из прочего можно полюбоваться «лотерейным» барабаном то ли для выбора рекрутов, то ли для их распределения по полкам 20), всякими казуистическими пистолетами21), фотоаппаратом для микрофотографии времён Лоуренса Аравийского 22) и колоритной формой наёмных марокканцев 23). Ну и конечно, можно отметить вечные нравственные метания испанцев между свободолюбием и тягой к порядку, т.е. фашизму, тут с гордостью демонстрируются портреты Франко, награды ветеранов «Фаланги» 24) или причиндалы гитлеровских прихвостней из «Голубой дивизии».
Продолжая о географии, Ла Корунья в нашем понимании, конечно, город «южный», почти на полградуса южнее Сочи, но даже в конце июля вода тут почти такая же, как в каком-нибудь балтийском Светлогорске, т.е. недогревается до 20ºС, и такое впечатление, что всё время дует, мягко говоря, прохладный ветер с северо-запада, постоянно накручивая облака пятидесяти оттенков серого. Элементы архитектуры Ла Коруньи, имеющие явное местное своеобразие - построенные, очевидно, лет 150 назад дома с узкими, но сплошными, во всю площадь поверхности фасадов, тонкими по толщине, но довольно простыми по форме реечными балкончиками 25)тоже должны создавать иллюзию жаркого юга, как в Валетте или Лиме, тем более, когда они белые. Но тут они плотно закрыты и больше походят на застеклённые балконы северных городов. К слову, ещё больше развеивают первое впечатление о «юге» приземистые разноцветные домики на приокеаническом проспекте Херардо Порто 26), которые куда больше ожидаешь увидеть где-нибудь в норвежском Кронборге или у нас в Лабытнанги или Усть-Каре.
А потому ещё и другая дилемма. С одной стороны, Ла Корунья – город «курортный»: море, большие песчаные пляжи с голубыми флагами, ну в смысле – высокого стандарта, гостиницы прямо на набережных. Но, в то же время, приезжих, особенно «настоящих» курортников очень немного, да и такое впечатление, что тут особо никого и не ждут, даже в гостинице на набережной. Сами набережные вдоль отличных пляжей – без слёз не взглянешь. В отличие от большинства приморских городов, даже скромной Ялты, старающихся на «первые линии» выставлять что-нибудь привлекательное или завлекательное, тут какие-то банальные хозяйственные постройки, безликая тусклая архитектура, нагоняющая на потенциального курортника смертную тоску, и даже полное экологическое недоразумение - железная дорога, как в Феодосии. Только отдельные домики с обилием мелких деревянных деталей 27)28) как-то сойдут за «курортные». Приморские парки и набережные, как обычно, утыканы всякими статуями, разной степени вкуса: «Менгиры мира» 29) и, вероятно кельтский мореплаватель на аллее Менирос 30) украшают северное побережье, «Русалка» – пляж Матадейро, но вообще-то это, скорее, не парки, а пустоши, даже могуче засаженная гортензиями гора Сан Педро 31), да и «монументы» - так, для внутреннего употребления.
Ну вот, собственно, и в архитектуре – сплошные парадоксы. С одной стороны, Ла Корунья - город старый, сохранились тут весьма древние церкви. Самая старая, очевидно, Санта Мария 32)33)34). Можно отметить, что на её рельефах35)36), кажущихся сейчас наивными, не стараются, как обычно, напугать всякими страшными картинками, а наоборот, какими-то благостными и радостными фигурами святых пытаются осчастливить верующего, что правильнее, наверное. Интерьеры весьма строгие37), многое, наверняка, утрачено, хотя сохранились довольно нарядные изначально фрагменты каменной резьбы38). Необычными показались и надгробия, где фигуры усопших расположены на боку саркофага39). При церкви есть небольшой и не особо богатый музей Сакрального искусства40), где запомнились довольно своеобразные реликварии: необычной формы с ангелом, держащим клещи 41), и с непонятной мне аллегорией - женской фигурой с повязкой на глазах 42).
Совершенно обязательная в Галисии церковь Сантьяго 43)44) под стать, тоже романская45), с выразительными фигурами на фасадах 46)и боковых стенках ворот43), фрагментами каменной резьбы47), необычным столбом кафедры из сцепившихся локтями фигур 48)и расписными статуями Богоматери-млекопитательницы и Св. Рохуса – покровителя паломников Сантьяго49).
Монастырь Санта Барбара 50) тоже начинал строиться в староглиняные времена, хотя он и не так интересен. Другой монастырь, мужской Сан Доминго 51) уже явно барочный, с доминиканским крестом в куполе52), пошловатыми позолоченными алтарями53), расписными фигурами и явной большой гордостью за 800-летие основания ордена Домениканцев, откуда, можно напомнить, образовались и первые инквизиторы. Тоже некий парадокс в отношении к этой организации.
Заключительным в этом ряду старинных церквей можно назвать Сан Хорхе 54) с «округлым» барокко, сочетающимся с гранёными боковыми башнями. Самого Св. Георгия тут и не узнать, он тут опешил, да и тушка змия как-то не особо похожа сама на себя. Интерьер 55)отличается большим количеством всяких деревяшек56), но практически уникален из-за наличия местной особенности - деревянных «лож» в виде закрытых решётчатых клетей, видимо для особых клиентов57).
Но при этом романские и барочные церкви сейчас как-то абсолютно выпадают из архитектурного окружения, ничего похожего из светских объектов нет, кроме, разве что маленьких уголков площади Маркес де Сан-Мартин 58), пассео Пуэрта де Айрес 59) и одного невыдающегося дома в переулке Дамас 60). Даже в самых, казалось бы, центральных кварталах основу составляют какие-то вневременные неинтересные постройки. Впрочем, есть и местная, пожалуй, что уникальная галисийская архитектура, та самая, с балконами, но и она оставляет двойственное впечатление: выглядят весьма необычно, аккуратненько, но не сказать, чтобы очень уж красиво. Слишком уж однообразно, пресновато и как-то «стерильно» смотрится почти непрерывная линия таких домов на авенида Марина 61)61).
О прочих центральных набережных и говорить нечего – тоска. Хотя улицы старого города располагают вполне интересными образцами архитектуры, конечно, уже из XIX-XX вв. На Ферроль попадаются псевдомавританские и псевдобарочные особняки 62)63), псевдомануэлино Тереса Эрера, 13 64), на Хуан Флорес 65) - национальный модерн, дома на Сан Андрес 66)67) и Каса Рей 68) - просто модерн и что-то весьма близкое к модерну 69)70). Да даже дворец Юстиции 71) за памятник архитектуры сойдёт. Но всё это, можно сказать случайные находки, в целом город выглядит весьма серо.
Хотя надо самые лестные слова сказать о Городском Совете 72). И здание красивое73)74), хотя, кажется что это поздняя стилизация75), больно свежие камни, однако, пишут - XVIII в., но, что самое удивительное, доступ простым гражданам туда открыт почти каждый день. Официально звучит как музей Часов, но вообще-то это скорее возможность налогоплательщикам оценить, насколько эффективно вложены из капиталовложения. Часы тут, конечно, тоже есть, десятка три, но не выдающихся, а вот «быт» депутатов 76)77) и интерьеры вполне красочные 78)79). Не то, чтобы уж очень изысканные или роскошные, но вполне декоративные80)81)82)83), настолько, насколько это не мешает серьёзной работе. Правда, попадаются в изрядном количестве странные для парламентариев атрибуты: одних картин ню полдюжины84), не говоря уж о весьма своеобразных резных поручнях кресел в зале заседаний 85) с фривольно раскинувшимися и тоже обнажёнными фигурами86). Наверное, поглаживание ладошками фигуристых деревянных девах 87)как-то помогает депутатам в дискуссиях. Ну это ничего, в Ганновере тоже ратуша развесёлая0), - чем бы дитя не тешилось, лишь бы не политикой! Немного смущают только портреты алкальдов, т.е. мэров, добрая половина - прям вылитые мафиози или франкисты…
Ну, о культурной жизни вроде бы спору нет, она есть, даже музеи кое-какие можно посетить. Об исторических говорил; Музей Изобразительных искусств не особо богат, разжился парой этюдов Рубенса, на одном –своеобразная трактовка образа Минотавра с тушкой быка и человеческой квазимордой 88). Из местной керамики, на мой вкус малоискусной, часто кажущейся какой-то размазанной по рисунку, запомнилась посудина, явно предназначенная для лаборатории 89).
Родившаяся в Ла Корунье и широко известная в узких кругах писательница Эмилия Пардо Базан удостоена домом-музеем, который интересен скорее не самим фактом причастности к творчеству страдавшей феминизмом малоизвестной литератессы, а тем, что это родовое гнездо непоследних людей города с частично сохранившейся обстановкой 90). Например, среди мебели «под старину» и всамделишных шпалер, тут, при всём прогрессизме хозяев, можно отыскать «святую» голову в шкафу 91).
Ещё, к слову, в неизвестно чем отличившимся на ниве сатирической литературы Ла Корунье есть площадь До Умор 92), где фигурируют авторы и персонажи юмористических произведений. Не могу сказать, что «ансамбль» очень удачно решён, но забавно. В основном, местные, которых я не знаю, а ещё Свифт, Твен, и пара наших: Чехов с Достоевским. Особый юмор, наверное, в том, что мы почему-то считаем желчного «отца Фёдора» «серьёзным» писателем…
Пытаются развлечь публику и в новомодном интерактивном «Домусе» - гордо названном и призывающем «познать самого себя» музее Человека93). Но вместо серьёзного подхода к биологии тут всё больше полу- аттракцион, лишь слегка наукообразнее комнаты смеха94). И сильно озадачивает «ботеровская» статуя в шлеме, стоящая у здания музея 95), кого это чучело должно олицетворять, непонятно, но вроде бы не Марию Пита.
Ну и ещё пару слов о местном Аквариуме Финистерре 96), т.е. «С Края Света». Тут всё больше свои97), местные, практически никакой экзотики, хотя в Атлантике всякая интересная живность водится98). Подход с душой99), наукообразный, никаких лишних украшательств, ну а рыбы в своей «естественной» среде иногда даже интереснее смотрятся, чем экзотика.
Ну вот, по совокупности получится, что при всех своих несуразностях, Ла Корунье есть чем удивить и чем развлечь странного приезжего!

Опубликовано 12.12.16 lastdoctor

«Ветер Странствий» © 2012   Контакты
Сайт управляется SiNG cms © 2010-2015