Ветер Странствий
11 Декабрь 2018 19:21 мск  
Россия
Заонежские петроглифы
Я люблю Карелию, как любой нормальный россиянин, хотя бы за красоту и относительную нетронутость природы, и, конечно, своеобразный 30-летний юбилей с момента первой поездки в эту замечательную часть нашей страны я не мог отметить иначе, как опять туда отправившись. На счастье, даже не считая лесов, рек и озёр, в Карелии ещё масса всего интересного, и хотя за 30 лет я и побывал там те же раз 30, но многого до сих пор не видел. Так что даже по изжитию в себе спортивного интереса и при отсутствии компании я нашёл возможность совмещать любование природными красотами с элементами спорта и краеведения, т.е. совершать некие подобия походов. Таким образом я уже слазил в одно лицо на Воттоваару рядом с Гимолами и съездил на петроглифы Беломорска, настала очередь петроглифов Заонежья.
В Заонежье, - я так называю восточный берег этого славного озера, - я был только один раз, когда мы сплавлялись по Водле, и не скажу, что мне там очень понравилось. Водла, конечно, одна из самых интересных речек Карелии для байдарочников, но места вокруг неё не особо впечатляющие и «засиженные», я бы даже сказал загаженные. Вся эта часть Карелии вообще отличается от западной и особенно от северной: она и исторически куда более русская с соответствующим отличающимся укладом, и сильно более населённая, и, что самое заметное, здешняя природа куда менее своеобразная, радикально не отличающаяся от северного Подмосковья. Но, разумеется, это совсем не повод, чтобы туда не ездить, а наличие в этом краю сделанных древними людьми изображений на камне – этих самых петроглифов, делает поездку абсолютно осмысленной.
В идеале маршрут поездки выглядел так: из Москвы в Петрозаводск поездом, оттуда через Онежское озеро на «комете» в Шалу, там сначала посмотреть ближние петроглифы, потом перебраться на другой (левый) берег Водлы и уже пешочком вдоль берега Онежского озера километров 15 до основного скопления петроглифов вокруг мыса Бесов Нос. Выглядело вполне реальным и не совсем сибаритски, без всяких катаний на нанятых моторках или езды на джипах. Но карельские озёрники сразу внесли заметные коррективы в мои смелые планы. Согласно самым последним сведениям от 2016 г., которые я смог откопать в «интернете», «комета» ходила по пятницам и воскресениям, редко и для меня неудобно, поскольку причаливала в Шале в восемь вечера, но хоть как. Однако, приехав в Петрозаводск в 09.13 пятницы, и сразу рванув в порт, проигнорировав даже легендарный «букинист» и лавки с морошковой настойкой, я на вопрос, идёт ли что-нибудь сегодня в Шалу, получил ответ, что уже два года, как раз с 2016 г., ничего не ходит. И, в качестве утешения, визитку какого-то деляги, катающего на Бесов Нос каким-то альтернативным способом. Ну да, щас! Резко переменив план, я рванул на автовокзал, от которого, по моим сведениям на Пудож должны были отходить два автобуса: в 11.00 и 17.00. Ну и в 11.00 я погрузился в первый из них, и как выяснилось, гораздо более удобный, поскольку этот автобус идёт не в Пудож, а через Пудож в Вытегру, проезжая и самый близкий к моей цели населённый пункт – Нигижму.
От посёлка Нигижма до намеченного мной места базирования примерно 20 км, которые раньше можно было теоретически проехать на машине повышенной проходимости. Ну или, как я, пройти пешком. Но сейчас, как правило, доезжают до берега речки Чёрной, впадающей в Онежское озеро, и по ней плывут до берега озера.
Я шёл пешком, - рассказ о моих приключениях стоит разместить в другом месте, - и, поклевав по пути малинки в вымершем поселении в центре полуострова с мысом Бесов Нос, я бодренько завершил свой путь на великолепном песчаном пляже 1) между мысами Бесов Нос и Кладовец, куда и выводит эта квази-дорога.
Берег озера вполне вознаградил меня за все перипетии на пути к нему. Много воды – уже хорошо. По причине своей 14-часовой водной депривации я даже рискнул глотнуть из озера, вроде бы без последствий, но вообще-то этого делать не стоит, Асклепий не велит. А так, бóльшая часть побережья – песчаные пляжи длиной до 1,5 км, разделённые небольшими скальными выступами на мысах. Пляжи, разумеется, манят с непреодолимой силой, правда, плавание в озере сильно затруднено, потому что Онего поштормить очень любит, но окунуться было сё равно весьма приятно.
Вообще-то, всё побережье озера от уровня посёлка Шальский (Шала), где расположены две группы петроглифов, и до уровня гнуснопрославленного Муромского монастыря является территорией Муромского природного заказника. В глубину территория его заходит где-то на 10 км. Ну и, разумеется, что тут много чего нельзя: в первую очередь стоять и жечь где попало, и это, наверное, правильно. Ну а так-то: река уставлена сетями, всё утро меня бодрили ружейные залпы, а какие-то хлопцы из фургона с финскими номерами спокойно валили лес, - ну, в общем, нормальное такое природопользование для заказника! Какой-то особой заботы о лесе я тоже не заметил: бурелом, никаких особых противопожарных просек. Но это, конечно, не значит, что если ты поставишь неправильно палатку или что-то не там запалишь, то весь пролетарский гнев природоохранного законодательства на тебя не обрушиться. Ты же не местный и не финн, тебя можно по всей строгости! Однако, сказать, что я столкнулся с какими-то жуткими строгостями и ограничениями не могу. Побережье довольно сильно подзагажено, «цивильные туристы», приезжая городская сволочь убираться за собой привычки не имеет. Я же встал, как порядочный, на указанном месте – довольно обширной поляне и оказался пока единственным хозяином значительного отрезка пляжа.
Поставив палатку и покидав в неё всё малоценное имущество, я практически сразу же устремился к осуществлению своей цели – осмотру петроглифов, взяв с собой рюкзак со всем тем, что считал невозможным оставить без присмотра, включая титановую кружку и топор. Старую снарягу и прочую бытовую фигню я без особых опасений оставил в лагере, если кто не побрезгует – хрен с ним. Ну и двинулся.
Места с наиболее известными и, видимо, ценными петроглифами выделены основательно, там стоят щиты с описаниями и картой 2), дойдя до первой такой карты, я наконец разобрался, где какой мыс расположен, прикинул что к чему и начал свою краеведческую экспедицию.
Первым я посетил Карецкий мыс, он самый северный и дальний из тех групп петроглифов, до которых я мог дотянуться. Пока до него добирался, мог насладиться местными красотами и необычностями. К числу оных можно отнести самые настоящие дюны, высотой метров до десяти, правда, поросшие лесом. Собственно они в основном и образуют побережье, перемежаясь только мысами, которые образованы скальными выходами 3). Песок тут весьма приятный, на берегу образуются разводы от того, что открываются разные слои: разноцветные пески со спектром от светло жёлтого до чёрного, включая и очень приятные розоватые 4). Сам мыс Карецкий, как тут и положено, образован неоднородными скальными выступами из разноцветных и разнохарактерных камней. Особенно запомнились немного зловещего вида лужицы в камнях, словно залитые кровью, вряд ли это водоросли или характерный для северной Карелии рыжий и красный лишайник, вероятно, это частички породы, содержащей, например железо. Но смотрится колоритно 5). Тут можно найти и следы «течения камня», словно застывшего лавового потока, вкрапления других пород, наблюдаемые и в виде разводов, и виде «инкрустаций», иногда даже образуются большие лакуны, часто довольно правильной формы при выпадении из основы булыжников из более твёрдого камня 6). Ну и куча всяческих микродеформаций: сколов, насечек, царапин, целых рисунков и узоров 7), даже вполне себе прямых линий и относительно правильной формы фигур, иногда производящих впечатление рукотворных. Но, увы, к стыду своему, настоящих петроглифов, которые однозначно можно было бы признать таковыми, ни в этой локации, ни на осмотренных ещё паре более удалённых скал я не нашёл. Возможно потому, что поначалу предполагал, что они должны быть довольно далеко от уреза воды, как в Беломорске, а здешние часто плещутся в воде или вовсе находятся под водой. В любом случае, тут я был разочарован. Хотя те рисунки, что могли быть здесь на самом деле, самые примитивные и невразумительные из всей местной коллекции, в принципе подобные им встречаются в других группах, там я их увидел вживую.
Чтобы скомпенсировать эту неудачу я посмотрел в этот же вечер мыс Пери Нос 8). Так-то мыс как мыс, камни ничуть не более интереснее обычного розового гранита, даже можно сказать попроще, чем на Карецком, а вот с культурным наследием тут гораздо лучше. Древние люди тут наследили основательно, есть на что посмотреть, о чём поразмышлять. Здешние петроглифы, разбросанные по нескольким скальным выходам, на самые разнообразные сюжеты и самого разного качества. Кое-что тут вполне себе привычное и понятное, например, птички-зверушки: гуси с гусятами 9), просто гуси 10,снизу), лоси 11), собака (?) 12,справа). Людей мало, но зато образы весьма неоднозначные, пара фигур с чем-то круглым в руках 13)14) – охотник с чем-то или шаман с бубнами? А вот «бюст» уже весьма странный – грудь, руки вверх, но пальцев по три, а голова, то ли двойная, то ли с глазищами, как у богомола, человек ли это 15)?
Но вершиной творчества неизвестных мастеров, конечно, следует признать вот это произведение 16), тут всё понятно, нормально и физиологично, вроде бы. Можно, конечно, сказать, что это и явное свидетельство матриархата в обществе каменного века: «Её», конечно, того…, но ведь указания именно «Она» даёт. Правда, композицию можно и по-другому повернуть. Если это вообще «она»… ой, надеюсь, что всё-таки «она»!
А вот всё остальное уже куда менее понятное. Тут много странных знаков, напоминающих схематические «спутники» - круги с лучиками, полумесяцы с лучиками – словно казаны на ножках, попадаются даже квадратные – «телевизор» на ножках. Вот тут их несколько штук 17), правда, вперемешку с «обычными» картинками. А вот камень с кучей таких значков, я видимо, проглядел, хотя там они однообразные. Есть ещё какие-то зонды на ножке 18) из той же серии. Ну и вообще какая-то хрень 19). Понятное дело – корабли пришельцев! Есть версия неких солярных и лунарных знаков, может быть. Но из более достоверных предположений – это какие-то куда более приземлённые приспособления бытового или охотничьего предназначения, тем более, что в основном всё это хозяйство изображено вперемешку со зверями. Правда, вот этот «великий кормчий» 20) - фигура с веслом что ли, тоже не самая понятная. Тут ещё много совсем примитивных петроглифов, словно заготовок и недоделок 21,слева)22,сверху), так что и все эти «спутники» тоже, возможно, всерьёз воспринимать не стоит?
В порядке иронии и самоиронии, помимо всяких кажимостей на камнях я ещё обнаружил вполне себе узор на пнях 23), который можно вполне счесть рукотворным. Понятное дело, что он скорее зуботворный, поскольку это следы ходов, проделанных личинками древоточцев, но я никогда не обращал внимания на то, что при усыхании ствола погибшего дерева ходы выделяются подобным образом, а потому, при достаточном воображении – извольте, расписной пень - «каудексоглиф»!
На этот день я решил, что с меня достаточно, и впечатлений, и, главное, прогулок на свежем воздухе. Но на обратном пути ещё застал поразившую меня картину из жизни насекомых. Паук умудрился уловить в свою сеть огромного жучару типа скарабея и судорожно пытался его увязать 24), по-моему, получилось. Самое удивительное, конечно, как жук попал в паутину, никогда не думал, что скарабеи летают, - может, упал с ветки? Ну и сопоставление размеров ловца и добычи тоже удивительно. Прямо-таки пугающее: если тут паучки такие лютые, то какие же тут медведи! К слову, змей тут тоже полно, попадались наглые, вопреки обыкновению даже не убегали при виде человека. Страшно, аж жуть! Шучу, конечно, хотя лучше на них не наступать незащищённой ногой и тем более, не хватать руками...
Утром я решил нанести удар по острову Модуж 25), поскольку там тоже предполагались какие-то петроглифы. Накануне у меня на это не хватило духу, а вот теперь свежачком, надев гидроботы, я смело перебрёл чуть выше колена неглубокое тут озеро и оказался на чудо-острове. Он действительно оказался чудо-островом, поскольку он обитаем, ещё с берега там можно разглядеть несколько сарайчиков, один из которых был даже домиком, где, к моему удивлению, обнаружился живой абориген. Поскольку остров является частью заказника, т.е. заведомо казённой территорией, и содержит памятники истории, я полагал своё вторжение вполне законным, но, разумеется, спросил разрешения у аборигена погулять по его владениям. Абориген любезно согласился, и я довольно тщательно обследовал весь островок в поисках обещанных петроглифов. Ну и, откровенно говоря, опять ничего достоверно рукотворного не нашёл. Ну разве что вот эти нацарапки 26), - для порядку запечатлел. А так, можно сказать зазря ноги мочил, хотя тут, конечно красиво: красноватые скальные выходы 27), камни, заросшие белым лишайником, будто посыпанные солью или снегом 28). Но самым примечательным тут всё-таки был сам факт наличия на этом крохотном островке робинзона. Быт его почти предельно робинзонский, из всей роскоши – только газ в баллонах, скопление которых напомнило мне свалку пустых бочек в заполярной Усть-Каре. Хотя обнаружился, очевидно, ещё и телевизор, во всяком случае, бочка, заваленная камнями, из которой необычайно гордо реяла над островом тарелка «Триколора» 29). Эта находка, столь неожиданно выглядящая на фоне забываемых богом и государственными людьми озерно-таёжных просторов, меня изумила, - настоящий апофеоз и триумф отечественного телевидения! Большее изумление у меня вызвали разве что солнечные батареи на тростниковых хижинах озера Титикака, неподалёку от Пуно!
Ну и, как любой уважающий себя робинзон, здешний отшельник завёл себе собаку и кошкой… Безо всякого отношения к здешнему робинзону, пришла в голову довольно похабная мысль о том, с кем «жил» «настоящий» Робинзон: с Пятницей или всё-таки с козой, - надеюсь, что всё-таки с козой, - хотя ещё большой вопрос, что из предложенных вариантов было бы более безнравственным сточки зрения тогдашней пуританской морали…
Затем я, наконец добрался до других скоплений петроглифов. Чтобы восполнить багаж увиденного я двинулся на главную локацию – Бесов мыс 30)31). Вот там есть где разгуляться и очень трудно не найти петроглифы на любой вкус и размер.
Самый главный персонаж всего этого доисторического вернисажа – это, конечно, сам «Бес» - здоровенная человекоподобная фигура существенно больше человеческого роста 32)33), изображённая вприсядку, с полноценными пятипалыми руками, схематичными ногами, и почему-то с квадратной головой и прямоугольным телом. Исполнение, конечно, самое примитивное и странное. Кстати, тут весьма значительная часть петроглифов опущена за «линию прибоя», т.е. заливается водой, так что надо смотреть внимательно, когда пытаешься их найти. Вот и «беса» водичка «снизу» подмывает 34), от того он, видно и подпрыгивает. Поджатые ножки объяснить нетрудно – «скульптор» размахнулся замыслом, но потом понял, что камня не хватит, пришлось «модели» присесть. А вот «кубизм» неолитического авангардиста я объяснить не берусь. Ну и что пытался он изобразить рядом – вторую голову «беса», на сей раз округлую, или «беса-2»?
Опять же столь примитивное, но масштабное творение не позволяет предположить, кто же создавал петроглифы – досужие бездельники или специально подготовленные люди, во всяком случае, секущими если не художественную, то хотя бы идейно-политическую составляющую творчества. Вот что это за болван с квадратной головой: божок, дух, карикатура? Ну да, долбить камень каменными же тёслами – это не малевать грязными пальцами на стенах пещеры, это занятие совсем не для ленивых и не подразумевающее высокого искусства. Согласен, но как-то резчики каменного века, ваявшие примитивными инструментами «неолитических венер», являли больше мастерства и вкуса. Так что если бы это было культовое изображение, то, наверное, поручили бы кому-то более рукастому. Получается, что долбил досужий бездельник. Причём, моё предположение о том, что петроглифами развлекали себя древние водники, штормовавшие в том числе и на островках, не проходит, поскольку рисунки часто заливаются водой, а значит - во время шторма точно были под водой. Онего штормить очень любит, и в этот день штормило 35). Ну вот и получается, что петроглифы создавались кем попало от нечего делать. Странно, никогда не думал, что у древнего человека был столь длительный досуг особенно летом, ну т.е. когда камни не завалены снегом…
Рядом с «бесом» есть ещё очень приметная фигура 36)37), то ли ящерица, то ли нутрия какая-то. Вообще-то крупных «заметных» ящериц в здешних широтах как-то не водится, но есть мнение, что у славян был некий хтонический божок Ящер, и что какие-то крупные рептилии у нас водились до средних веков, ну, быть может и тут, у условных фино-угров водился такой. Но может и нутрия, при желании можно и ушки рассмотреть на голове. Но не бобёр, у того хвост ширше.
Из прочей живности больше всего изображено птиц, гусей или лебедей. Лебеди – это, конечно, первое, что напрашивается на ум при виде этих фигур, однако «лебеди» тут попадаются очень странные. Ну эти ещё лебеди как лебеди 38), а вот этот ну очень странный, хоть и с перепончатыми лапками, но с безумно длинной, извилистой, изгибающейся под прямыми углами шеей 39), как у змеи. А это 40,снизу) скорее плезиозавр какой-то, с задними и передними лапками. И этот словно держит что-то в клюве 41), типа «спутника» ранее описанного, а может, то у него лапки такие на верхней части туловища? Эта птичка 42) тушкой напоминает скорее домик с окошком или дверкой. Вот такой «затерянный мир» получился или «абстракционизьм».
А вот рыбы и прочие водные животные тут редки, в отличие от Беломорска, но вполне реалистичны. Самый примечательный образец – это осётр или стерлядь почти в лапах у «беса», гурман, однако 43). Ну тут ничего необычного: осетровые тут водились, хотя теперь тут для них холодновато, но, возможно раньше они были более стойкими или просто после отступления ледника климат был теплее, чем в исторический период.
Есть и вполне себе нормальные лоси 44,верх)45) или олени 46)47), ну в общем то, что и должен изображать нормальный неолитический охотник. А вот растеньице 48) – это не совсем обычно, впрочем, это может быть и каким-то значком-дрючком.
Ну а откровенных странностей тут я не нашёл, ну если только вот эти заготовки 49,внизу) или вот эти штуки 50,верх), правда, некую фигуру с членом и каким-то подобие плуга я, видимо, просмотрел. Ну, ещё не очень понятно, что хотел сказать автор вот этого произведения 51), наверное, что-то неприличное, уж, по крайней мере, с точки зрения средневековых монахов из ближайшего, почему-то Муромского монастыря. Даже сейчас весь заказник называется Муромским, хотя, как я уже вверху подпустил, что монастырь гнуснопрославленный. Ну а как иначе, когда хлопчики в рясах не нашли ничего лучшего, как посостязаться в дури молодецкой с тезоимённым богатырём, а всё больше в интеллекте и крепости убеждений с неолитическим петроглифмахером. Именно они не поленились снабдить крестом и этого бедолагу, и самого «беса», типа сеанс петро-экзорцизма!
Ну и вообще старания древних тесальщиков с тех пор вдохновляют не только православных вандалов, но и вообще дегенератов всех мастей, а потому камни с петроглифами загажены и произведениями современных авторов. Всё больше из серии «здесь был Вася», но попадались и креативные вандалы, выбившие на камне изображение яхты с парусами. Так что не за все петроглифы поручусь, что они аутентичны, например вот эта рыбка 52) или вот это Р-образное нечто 53,внизу).
Больше ничего интересного мне на глаза не попалось, хотя все мысики 54) я обследовал довольно тщательно. Полюбовался, как это тут принято, и на благополучно разрушающийся маяк 55)56), который тут явно был не лишним во времена оны, поскольку весь мыс весьма опасен, вдоль берега рассыпаны крупные камни и при шторме тут реально несёт на рифы 57). Ну и природа тут по-карельски прекрасна: разноцветные камни, роскошные лишайники, сосны, вереск, багульник, ягодники…
Заключительный радиальный выход я сделал на мыс Кладовец 58), где располагаются последние доступные мне петроглифы. Ещё пишут, что есть на Гурьевых островах и на мысе Гагажий, но на острова в штормящем озере совсем не судьба, а просить лодочников перебросить меня через речку Чёрную не стал, потому что ничего о достоинствах мыса Гагажий не слышал и, вероятно, они там столь же неочевидные, как и на посещённых острове Модуж и мысе Карецком.
Я и на Кладовце не сразу нашёл, даже от огорчения стал снимать «природные петроглифы» 59) – инкрустации разноцветных камней, какое-то, очевидно «современное» непотребство 60) и вообще непонятно что, напоминающее очередной «спутник»: уж больно правильный круг для случайного скола 60,внизу). Но вооружённый знанием того, что рисунки могут быть у самой воды, наконец нашёл. Вот, любуйтесь 61)62)63). Действительно красиво: на красно-рыжих камнях несложные, но в основном геометрически правильные фигуры, опять-таки, скорее лебеди, хотя попадаются и просто загогулины 64). Мне отдалённо напомнило египетские иероглифы, даже захотелось пошутить, что гипербореи научили египтян такому искусству. Хотя, скорее это укро-бореи, которые выкопав Чёрное и Белое моря, на сдачу выкопали ещё и Онего, или наоборот, разминались на нём, а потом двинулись копать ещё и Красное море…
По дороге на мыс ещё посмотрел на гнутые почти до земли стволы сравнительно молодых сосен, видно, что ветер тут гуляет всегда весьма приличный, причём, кажется, что не северо-северо-западный, как «обычно» для нашего севера, а скорее западный, с Ладоги и Балтики, но отнюдь не менее суровый. Его даже слышно, пока добирался до Бесова Носа и практически всё время пребывания на берегу стоял гул от шатания деревьев. Сперва мне даже показалось, что это порог на реке Чёрной. Но нет, речка абсолютно спокойная, во всяком случае, на отрезке от последнего моста до устья. Дойдя до реки, я ещё смог пронаблюдать довольно напряжённый трафик: лодки, в основном надувнухи с мотором, сновали туда-сюда. Вечер воскресения: кого-то увозили, кого-то привозили, народу на берегу было немало, полного уединения тут не предвидится. Собственно река Чёрная ныне служит главной транспортной артерией, связывающей цивилизацию с Бесовым Носом. Из Каршево всю публику доставляют сюда по воде, очевидно, что это сейчас куда удобней, чем из Шальского: туда и добираться сложней, да и гонять по Онеге даже вдоль побережья – дело ненадёжное, штормит часто и страшновато. Про «дорогу» уже говорил, и о самом интересном – ещё потом скажу, совсем не вариант. Так что предполагаю, что я был единственным, дошедшим сюда по земле!
Ну вот, на этом я счёл свою цель достигнутой, все доступные локации я посмотрел. Наслаждаться местными красотами можно было между делом, и провести ещё целый день в режиме пикника в одно лицо мне показалось не слишком интересным времяпрепровождением. Тем более, что я грешил и на мыс Чёрный, который, возможно, заслонял Бесов Нос и от потенциального ретранслятора мобильной связи в Шальском, и во всяком случае от закатных красот он заслонял весьма уверенно, так что с закатными видами не сложилось 65)66)
Так что надо было сниматься. Отталкиваться приходилось, прежде всего, от расписания автобуса в цивилизацию: из Нигижмы в 09.13, из Пудожа в 10.00 и в 23.00.
Я шёл обратно в Нигижму ночью при свете фонарика-циклопа, о чём подробнее в другом месте, тоже тут не стану распространяться. В четыре утра, как и положено, рассвело, и я, покимарив, смог насладиться видом этого посёлка. Картина оказалась весьма неоднозначной, я бы даже сказал сюрреалистической.
Новенькая, с иголочки автотрасса с отличным, на мой взгляд, покрытием, свежайшей разноцветной разметкой и ещё не изгаженными свежими столбиками и киосками остановок резко контрастировала с признаками вымирания: заброшенными и покосившимися избушками и заросшими пустырями 67). Необычное розовооблачное утро только усугубляло этот сюрреализм 68). Общаясь с местным аборигеном я утвердился во мнении о неблагополучии даже этого посёлка, стоящего на трассе, очевидно федеральной. Тут даже магазина не стало, не говоря уж о прочих элементах цивилизации! Конечно, ничего удивительного, поскольку ни ближайший городок Пудож (20 км), ни другой подобный мегаполис – Вытегра (84 км) тоже не могут похвастать экономическими успехами…
Чтобы не заканчивать на грустной ноте, скажу, что автобус, приехав в 09.15, меня порадовал своей пунктуальностью. Может не всё ещё потеряно…

Опубликовано 16.09.18 lastdoctor

«Ветер Странствий» © 2012   Контакты
Сайт управляется SiNG cms © 2010-2015