Ветер Странствий
22 Январь 2018 11:11 мск  
Россия
Воттоваара пешком в одно лицо.
На Воттаваару пешком в одно лицо, или В чём Сила, брат?

I. История вопроса.

Несмотря на всю любовь к Карелии и почти уже тридцатилетний «стаж» хождения по ней, о существовании такого специфического объекта, как гора Воттоваара я узнал от своего хорошего товарища совсем недавно и случайно. Мне, конечно простительно, поскольку я всегда мнил себя водником, и такой сугубо сухопутный объект, находящийся на значительном удалении от любого мало-мальски интересного водного маршрута, вполне мог остаться вне моего поля зрения. Товарищ же, имеющий привычку к изучению всяких новых средств массовой коммуникации и лёгкие потусторонние склонности, отметил, что гору сию преподносят как некое «место Силы» и чуть ли не как наглядное подтверждение существования древней «гиперборейской цивилизации», позиционируемой ныне в качестве альтернативной колыбели человечества. В принципе, за вычетом всего мистического меня это заинтересовало, запомнил и решил приберечь в качестве микромаршрута на крайний случай. Это когда лето заканчивается, идти в поход надо, но не с кем, а потому и некуда. Ну и, конечно крайний случай настал весьма быстро, пришлось достать из загашника идейку и двинуться на Воттоваару, одному, ну и пешком, для спорта.
Мотивацией для совершения подобного, не самого разумного, по мнению нормального городского человека, поступка стала, разумеется, не мистико-пара-нормальная составляющая, а просто необычность самого природного объекта с возможной лёгкой примесью краеведческой пара-этнографии при относительной доступности, не Сибирь всё-таки. Скажу сразу, ничего особо выдающегося или уникального от Воттоваары я не ожидал, собственно и всем советую, не надо распускать розовых соплей, потом не приходится разочаровываться. Даже если слегка копнуть вглубь «истории обретения» Воттоваары, становится понятно, что не надо раздувать из этого географического объекта локально карельского значения всемирно известную и вселенски значимую достопримечательность. Особенно для человека успевшего поглазеть и на Стоунхэндж, и, тем более на упражнения перуанских индейцев.
Начнём с того, что Воттоваару, при её смехотворной высоте аж в четыреста семнадцать метров, горой-то называть совершенно не стоит. Горой имеет право называться возвышенность, имеющая высоту относительного подъёма от 500 м., а у Воттоваары абсолютная высота меньше, а относительная, и вовсе - метров 200. Само название Воттоваара говорит о том, что это не гора. Потому что гора по-фински будет «vuori» или, на худой, как у Медвежей Горы, конец, «mäki», а вот «vaara» - это холм или сопка. Я, согласуясь с недавней традицией, буду, конечно, употреблять в отношении Воттоваары такие понятия, как «гора», «подножие», «вершина» или «плато», но брать всё это в кавычки.
Разобравшись с «ваара», стоит разобраться и с «Вотто». На самом деле, «гору» «открыли» только в 1970-ых гг., до этого она никого не интересовала, включая местных, лазивших туда периодически за грибами-ягодами. Но вот с этих самых 70-ых поднимающие голову «гиперборейщики» откопали Воттоваару и подняли на щиты. Причём вся эта гиперборейщина, как одно из доказательств того, что «СССР – родина слонов», по-видимому, не сильно беспокоила сусловских инквизиторов, и статейки о том, насколько были круты предки народов СССР, печатались частенько во всяких «Техниках – молодёжи», пока гиперборейщина не переходила в шамбализм, пара-нормальщину, уфологию и прочие вяло и бурнотекущие формы шизофрении. Поэтому то обстоятельство, что на первой широко «обнародованной» 2-ухкилометровке Карелии образца 1972 г. Воттовааря вообще не была подписана, а только обозначена горизонталями, меня не особо удивляет. Не потому, что таким образом пытались скрыть от народа такое таинственное место, это, в конце концов, можно было сделать гораздо проще, просто не пуская любопытствующую публику в погранзону, простиравшуюся тогда на 80 км от границы, а потому, что в 1972 г. никто её не считал чем-то значимым. Во время войны, небось, «гора» так и фигурировала как «высота 417». У меня вообще создалось впечатление, что только после 1973 г., т.е. после того как по Карелии пронеслась волна сильных пожаров и, возможно, выгорел лес на «вершине» Воттоваары и обнажились все её интересные камни, «гора» привлекла к себе более пристальное внимание «интересующихся». Вот они-то, скорее всего, и начали «вспоминать», как называлась «волшебная» «гора», «вспомнили», оказывается Воттоваара! А соседнюю «гору» вообще назвали Смерть-гора из-за того, что на ней финская зондеркоманда сильно потрепала нашу диверсионную группу. Ну так вот, постановили назвать «гору» Воттоваарой. Хотя в доступной литературе не найти такого финского слова «votto», тогда предприимчивые ребята дополнительно постановили, что «вотто» - это тоже самое, что финское «voitto», а «voitto» - это тоже самое, что и некое саамское слово, которым, якобы, называлась «гора». Принято считать, что «вотто» - это «победа», значит Воттоваара – Гора Победы, о как! Ну всяк, хоть за уши пытаются притянуть к «горе» хоть какую-то «предысторию». На поверку выходит пшик. Во-первых, в округе ещё несколько топонимов со словом «вотто», это что же за великая «победа» саамов могла приключиться на площади в 100 км2? А во-вторых, «voitto» - это не только «победа», но и «выигрыш», и «прибыль», так что, даже если и принять за версию, что «вотто» - это «voitto», то из эпической «Горы Победы» вполне вырисовывается какая-нибудь банальная «Хорошая Сопка», не более.
Так что получается, что никакого исторического прошлого за Воттоваарой не замечено, и в топонимике её никакой особой чертовщины – тоже, так сопка как сопка. Впрочем, это совсем не лишает её «статуса» интересного хотя бы природного объекта, и хотя бы по карельским меркам.

II. Логистика.
Вообще-то желающих вот так, по старинке заехать на поезде и потом пешком добираться до Воттоваары очень немного, современные, прости господи, туристы, норовят приехать, и желательно с комфортом, на машинке под самую «вершину», а потом без напряга прогуляться по «горе». Но об автомобильных дорогах я говорить не буду, не знаю, не узнавал, потому только о «классике».
Общедоступный транспорт нынче в Карелии становится всё более редким зверем. Раньше до посёлков Гимолы или Суккозеро, а это ближайшие к «горе» населённые пункты, спокойненько ходил себе ежедневный поезд Петрозаводск – Костомукша, ну или для питерских Санкт-Петербург – Костомукша, который позволял себе вольности только по 31-ым числам. Но в связи с заметным сокращением населения карельских посёлков в 1990-ые гг. РЖД, естественно исключительно по пожеланиям трудящихся, решило, что семь поездов в неделю – непозволительная роскошь, и оставило только три, причём сверстав расписание, как кажется исключительно в своих, и то не совсем понятных интересах. Теперь поезд из Петрозаводска ходит только по понедельникам, средам и пятницам плюс-минус в семь вечера, причём каждый день по-разному, потому, что к нему цепляют ещё вагоны от разных других, также секвестрированных, поездов. Обратно, из Костомукши состав едет по вторникам, четвергам и воскресениям. Как нетрудно понять, такое расписание не особо удобно самим местным, а уж о приезжих и говорить нечего, - нормальному туристу, привыкшему брать отпуск с понедельника, и уезжать в поход вечером в пятницу приходиться рассчитывать только на понедельничный поезд и, соответственно, терять два дня. Причём, если до самой Костомукши можно доехать на автобусе, то до Гимол или Суккозера – только на поезде. Ну и на машине тоже, однако, единственная более-менее проезжая дорога идёт сюда только из Падан, - тоже тек себе «транспортного узла», куда ещё как-то надо добираться из Медвежьегорска.
Правда, «взамен» нормального ежедневного поезда Петрозаводск – Костомукша на вооружение РЖД в летний период поступил суперсекретный с большим радиусом действия вагон специального стратегического назначения: Анапа – Костомукша! Это супердостижение отечественной логистики едет в составе поезда Анапа-Мурманск через Курский вокзал Москвы, который, правда, посещает в 4.40 утра, и затем прицепляется к поезду Петрозаводск – Костомукша и, о чудо, позволяет беспересадочно добраться из столицы нашей Родины до посёлка Гимолы! Но, разумеется, то ли один, то ли два раза в неделю, и конечно, максимально неудобно по дням недели.
Ну, как бы там ни было, поезд привозит в Гимолы около 2 ночи или на полчаса позже в Суккозеро. В теории можно добраться до «горы» и оттуда, зайдя с севера, но путь из Гимол куда более «раскручен», да и вообще больше известен. К тому же Гимолы ближе, туда гарантировано идёт дорога из Падан, ну и предприимчивые местные сталкеры, пытающиеся коммерциализировать популярность «горы», тоже тут гнездятся. Для морально нестойких путешественников они могут быть полезны: подвезти к «подножью» «горы» и показать там то, чем надо восторгаться. Услуги недёшевы, эх, прокатиться до «горы» стоит 2000 р., эх, прогуляться с «экскурсией» - по 500 р. с лица. Стакеров можно понять, они этим вынуждены жить, но для туриста - это пустая трата денег, и точно – не спортивно! Так что, пешочком!
Правда, впотьмах найти верный путь на «гору» непосредственно от станции непросто. На карте показана некая дорога, идущая сразу от станции, но я её, честно говоря, не видел. Единственный путь, похожий на дорогу идёт к развилке, от которой на север идёт дорога на Суккозеро, на юг – на Паданы и прямо – в сам посёлок. Приходится всё равно заходить в посёлок, где очень просто потеряться, особенно в темноте. В лучшие его годы в Гимолах жило свыше 3000 человек, соответственно, даже при нынешнем населении в 200 человек там до сих пор стоит более 500 всяких построек и, наверное, не меньше двух десятков улиц, переулочков, и, что особенно приятно, тупичков. При том, что характер покрытия, а часто и ширина у всего этого практически не отличается, найти во всём этом не особо хорошо распланированном конгломерате одну, единственно верную дорогу непросто. Я трижды попадал не туда: сначала на кладбище, что счёл явно преждевременным, потом к каким-то руинам, а потом к забору, на который забралась здоровенная, старательно облаивавшая меня собачища. Только с четвёртого раза я вышел к развилке, где стоит указатель на Воттоваару в виде тролля. На развилке дороги из Падан есть и другой указатель в виде расписанного красками камня, который очень любят фотографировать приезжие, но этот камень человек, идущий от станции, по идее видеть не может. В качестве ориентиров должны выступать вышки с красными огоньками, вот все три они должны быть обойдены с севера по дороге, идущей на северо-восток.
По идее, в этом направлении идёт только дорога на «гору», которая на самой северной окраине посёлка вливается в довольно широкую и хорошо накатанную дорогу. Она настолько широка, что пресловутая Е-95 местами сильно позавидовала бы, и мне сначала показалось, что я опять не туда попал, только компас убедил в обратном. Через пару километров на очередной развилке стоит большой белый камень, но двигаться надо прямо, не отвлекаясь на правый поворот. Вообще правильный путь будет самым похожим на дорогу, в отличие от всех ответвлений. Ещё через пять километров будет левый поворот на бывший карьер, но там стоит указатель и ещё шлагбаум. Правда, указатель на Воттоваару, когда я шёл «туда», был, а когда через три дня шёл обратно – его уже какие-то уроды спёрли, наверное, на память. И вот тут дорога, ведущая на «гору» постепенно начинает приобретать тот характер, который от неё и ожидаешь изначально, т.е. грязное разбитое «направление». Через пару километров она такой и становится. Пишут, что это насыпь бывшей лесовозной узкоколейки, очень похоже. Попадаются всякие деревяшки, говорят, что это шпалы, но скорее это остатки гатей, плюс колеи и колдобины. Самой большой помехой становятся несколько десятков обширных луж глубиной по колено, а то и больше, и с весьма топкими берегами. Но в принципе дорога вполне проходима, именно проходима, ногами, а вот насчёт легковушек - не знаю. Километров десять подобных упражнений - и можно достичь мостика через реку Тяжу, до этого кое-какие ручейки будут попадаться, но Тяжа 1) – единственная полноценная речка. Почти сразу за мостом развилка, украшенная всякими ленточками и автомобильными номерами, очевидно найденными в лужах 2), это место принято фотографировать, хотя подобные украшения скорее проявление дикости приезжей публики, а не чего-то иного. И вообще-то повода для подобного выражения радости я не вижу, подумаешь, доехали до края «горы»! То ли дело пеший, протопавший 20 км. Впрочем, это ещё не всё. Одна дорога от развилки идёт как и шла прямо, т.е. почти север, а правый поворот ведёт к южному «подножью» «горы», а потом к дороге, обходящей «гору» с востока. Пишут, что по ней можно объехать Воттоваару и заехать на неё с севера, но я не стал обращать внимания на правый поворот и продолжил движение прямо. Где-то через километр можно увидеть вывеску, сигнализирующую о том, что здесь начинается «особо охраняемая природная территория регионального значения» и «памятник природы» Воттоваара». Честно говоря, даже не знаю, что это конкретно означает, и сколько раз тут надо было сделать «Ку!», - единственное, что требовал столб, это не выбрасывать мусор, никаких возражений не имею. Ну а где-то на третьем километре будет первая заметная, хорошо набитая тропа с подъёмом на «гору», я не стал выпендриваться и поднялся по ней. По моим представлениям от железнодорожной станции Гимольская до тропы на вершину - порядка 22-23 км, у меня на преодоление этого расстояния, за вычетом плутаний по Гимолам, ушло пять часов.

III. «Гора».

Воттоваара, точнее та её часть, что находится выше 300 м, на плане имеет форму, близкую к треугольнику, с основанием, расположенным с запада на восток и вершиной на севере. Выбранный мной подъём заводит на западный угол этого треугольника. От «подножия» до «вершины» метров 150 высоты, и хотя набор идёт быстро, а во время дождей тропу сильно размачивает, подъём не особо драматичен, хотя под ноги смотреть надо.
До высоты метров в 370 «гора» вполне себе покрыта лесом – типичный для северной Карелии пейзаж: смешанный лес с берёзами, осинами, соснами и ёлками без подлеска. Внизу камни, плотно поросшие мхами, лишайниками с черничниками и брусничниками. Постепенно начинают попадаться большие камни, насколько я понимаю, тёмный и светлый базальты и разноцветные граниты, включая розовые и красные, правда, не особо «чистого» цвета, и «для интереса» поросшие причудливыми лишайниками, в т.ч. и очень своеобразными рыжими и даже красными. Чем выше, тем россыпи камней становятся всё более массивными и плотными. На южном склоне, вне тропы, вообще много крупных камней и, можно сказать каменных гряд и скальных выходов.
Начинают попадаться искорёженные деревья 3), завязанные узлом ветки 4), ведьмины мётлы и прочие признаки лесного нездоровья, но в «лесной зоне» это не так заметно. Но вот выше 370-400 м в зоне «вершины», а это весьма обширная площадь в несколько квадратных километров лес практически пропадает, довольно редкие и без того деревья, очевидно, ещё и выгорели в нескольких пожарах, случившихся за последние пару-тройку десятков лет, особенно сильный верховой пожар, как говорят, был в 2008 г. Зарастает вся эта гарь очень медленно, молодых деревьев почти не видно, поэтому «вершина» сейчас покрыта мёртвым лесом 5)6)7), где как раз преобладают довольно причудливо изломанные и закрученные стволы сосен, часто напоминающие головы каких-то чудищ 8)9). Вид очень необычный, достаточно мрачный и потому, конечно клонящий в мистику. Хотя, особой мистики ни в частых пожарах, ни в характере повреждений деревьев я не нахожу. «Вершина» Воттоваары – действительно самое высокое место в округе и в грозу молниям сам бог велел бить именно сюда. Если учесть, что тут и, наверное, самое сухое место во всех близлежащих местах, то и последствия попадания молнии в сухое дерево на подсушенную почву вполне очевидны. Плюс свободно гуляющий ветер. Кроме того, разношёрстная публика, шастающая по «горе» тоже вполне может запалить лет, причём не кострами паля, а окурками соря.
Те же молнии, но скорее всё-таки зимние ветра и снежные заносы могут покалечить деревья, сломав, например верхушечные побеги сосен, из-за чего те и начинают расти как попало вбок и вкривь. Ёлки в этом смысле менее чувствительны, но и они тут большими не вырастали. Характерные для северных лесов «закруты» на стволах вполне подтверждают, что ветра тут гуляют весьма приличные. Хотя вывороченных сосен и поломанных ёлок – признаков ураганов, немного, но и сами деревья тут невысокие.
Интересно, что всякие «юннатские» глупости, типа ориентировки по сторонам света по мхам тут не работают, как, впрочем, и везде в реальном лесу. Муравейники, правда, действительно чаще на южной стороне деревьев, но вот ветки у деревьев на южном склоне росли как раз гуще на северной стороне, потому что с севера их прикрывает «гора», а вот с юга – ничего.
Короче говоря, «вершина» Воттоваары – место довольно мрачное, но видали мы и более гиблые места. Например, на южной Шуе, где-то в двух водных дневных переходах от Большого Кеняйкоски есть весьма загадочное место, где вокруг большой полупруда-полулужи с нехарактерным для Карелии жёлто-зелёным содержимым стоит круг, радиусом метров двадцать из мёртвых ёлок. Причём, при толщине ствола в человеческую руку, судя по годовым кольцам, этим ёлкам по полтораста лет. Вот это загадка, а на Воттовааре – просто сухостой с камнями.
Нужно сказать, что основная тропа, соединяющая южный спуск-подъём с северным спуск-подъёмом, идёт без затей напрямки, и ломясь по ней, практически ничего из наиболее интересных объектов не увидишь, но её многочисленные ответвления могут быстро запутать. Можно сказать, что основная ориентация на «горе» не особо трудна, но вот когда начинаешь разыскивать всякие «артефакты» потеряться очень легко. Хотя при должной внимательности и сноровке вполне можно обойтись одним компасом без GPS, но лучше его всё-таки иметь, особенно когда начинаешь лазить по склонам «горы».
Если вы лоси или туристы – болевики, для которых возможность самоистязания в походе является единственной мотивацией, то можно успеть за сутки добежать до «горы» (5 ч.), пробежаться по ней более-менее осознанно (6-8 ч.) и убежать обратно на станцию (5 ч.), куда между 1 и 2 ночи приходит поезд Костомукша – Петрозаводск. Но это, по-моему, явный перебор, чтобы более-менее полноценно облазить «гору», поднабраться местного колорита и просто отдохнуть, надо ну хотя бы пару дней. А значит надо ночевать на «горе». Поскольку статус «особо охраняемой природной территории регионального значения» вообще-то ничего не значит, то стоять на «горе» можно, и костёр палить тоже. Мест для стоянки тут довольно много, в частности с обложенным камнями очагом и брёвнами для сидения. Я предпочёл ставить палатку в лесной зоне, на «вершине» тоже стоять можно, но на совсем открытой местности как-то не хотелось, может и зря. Дров везде полно, а вот с водой могут быть некоторые затруднения. На склонах воды много, но ручьи и родники текут в основном в тоннельчиках между камнями, их часто слышно но невидно, на поверхность выходит лишь небольшая часть, да ещё под камнями образуются «козьи копытца». На «вершине» есть три т.н. «озера», вообще-то большие лужи с водой разной степени прозрачности, в зависимости, прежде всего, от степени «окаменелости» берега. В т.н. Белом озере вода почти что чистая, а вот в двух других лужицах и сильно жёлтая и попахивает тиной. Из найденных родников и даже из реки Тяжи я пил сырую, а вот из «козьих копытец» и «озёр», честно говоря, не рисковал бы, но в кипячёном виде вполне сгодится. Так что, если не бояться «дурной славы» «горы», то ничего не препятствует тому, чтобы постоять на ней пару дней или больше, если охота.

IV. Объекты.

Что же можно увидеть на Воттовааре? Ну тут каждый должен руководствоваться своей фантазией. Я постараюсь быть максимально объективным. Интересных камней тут много. Начну с самого банального: набросанные друг на друга 10), перевёрнутые с ног на голову 11)или держащиеся непонятно на чём 12)13) – самое простое явление в каменистой местности, но тоже не везде встречается, а вот на Воттоваре это явление обычное. Рядом могут попадаться как подозрительно гладкие, так и испещрённые бороздами, словно петроглифами камни 14). Расколотые и отколотые камни тоже, конечно, привлекают внимание, что-то своей мощой и безжалостностью природных сил, эта вот «скульптура» «Расщеплённый Атом» просто повеселила 15), вот это - прямо надгробие 16), что-то может напомнить скульптурный мегалит 17). А вот некоторые просто озадачивают правильностью своих геометрических линий: эти камни словно очень ровненько распилили 18)19), эти вот - прямо как древняя кладка 20), Местами раздробленные скалы упорно напоминают каменоломню 21) с довольно правильной формой камнями и даже как бы следами от каких-то орудий, которыми их откалывали 22)23).
«Вершина» Воттоваары, как я говорил, весьма обширна и имеет несколько «секторов», отделённых друг от друга небольшими лощинками. Причём, когда забираешься на одну из скальных площадок, кажется, что соседняя ещё выше, и так почти до бесконечности, даже официальная «вершина» - те самые 417 м. не кажутся пупом земли, хочется залезть ещё выше, на соседние скалы…
И каменные гряды, разделяющие участки «вершины» тоже весьма впечатляют 24)25), иногда всерьёз напоминая что-то рукотворное 26), на манер перуанских крепостей Саксайуаман в Куско или Ойянтайтамбо. Ну или сложенный из огромных каменных кубиков всамделешный Амфитеатр, так и называется один из каменных «кругов», какой именно, честно говоря не понял, но в каждом из них что-то есть.
В этом отношении широкоизвестный «Колодец» 27) почти на краю юго-западной стороны «треугольника» - не самый «геометрически правильный», хотя сочетание светлого камня и тёмной воды впечатляет. Прямо «колодец забвения» настоящий, хотя со мной как раз вышло с точностью до наоборот, он стал для меня прямо-таки кладезем знаний, на меня нашло озарение, и я научился пользоваться GPS, который мне любезно дали перед походом. И очень вовремя, потому, что в отличие от всех остальных объектов на Воттовааре, самое интересное место без GPS самостоятельно практически не найдёшь. Ну об этом чуть погодя…
Пресловутые воттоваарские сейды, т.е. камни, стоящие, словно на ножках, на других камнях поменьше меня не особо впечатлили, хотя, разумеется, и это весьма интересное явление. Их тут много, разной степени внушительности 28)29)30)31)32), они постепенно приедаются, и после десятого-пятнадцатого на них даже перестаёшь обращать внимание, может и зря. Может я что-то из эффектных нагромождений и просмотрел, но в целом мне все они не показались самым интересным. Причём, я даже готов допустить, что это именно сейды, т.е. рукотворные мегалиты, поставленные из религиозных соображений. Не вижу препятствий: десяток дюжих молодцов, особенно нажевавшихся мухоморов, из дури молодецкой вполне могли нагромоздить подобных культовых сооружений. Воттоваара – место всё же по местным масштабам необычное, знаковое даже, чего бы его не отметить каким-нибудь капищем. Хотя места, где стоят сейды – в основном довольно банальные участки леса, на «вершине» их почти и нет, по крайней мере «видных», так что не совсем понятно, почему обряды надо совершать как бы украдкой? Так настоящие язычники «в своём праве» не делали! Да и вообще, даже если это и сейды, то ни особой выдумки, ни особого мастерства эти молодцы не продемонстрировали – подумаешь, навалили камень на камень! И уж тем более даже наличие непонятно каких камней, поставленных непонятно каким богам непонятно каким, фактически бесследно исчезнувшим и стёртым со страниц истории племенем, никак не превращает Воттоваару в какое-то необыкновенное место, «место Силы»! Ну да, приметный краеведческий объект регионального значения. Боюсь даже сказать, что если эти камни - не сейды, а продукт жизнедеятельности ледника, то это даже интереснее…
На южном склоне мне даже больше запомнился другой объект, который как-то раньше никому не приглянулся. Это очень своеобразный камень с причудливым округлым сколом, словно вылетевшая каменная стружка из-под огромного фуганка или, наоборот заготовка для огромной ложки. Я представил, что это чьё-то ложе или трон 33). Вот пусть и будет «Трон»! У меня почти нет сомнений, что это естественный объект, но там чёрт его знает!
Ну и, наконец, самый интересный объект на Воттовааре, по моему мнению, расположен в очень странном месте. Если все прочие местные достопримечательности находятся на «вершине» или разбросаны по непосредственно окружающим её склонам, и их можно найти, либо обойдя всю «вершину» или примерно прикидывая по координатам относительно «вершины» без самого прибора GPS, то, как я уже говорил, этот объект без GPS почти не отыскать. Не знаю, как с севера, а с юга сюда можно попасть либо случайно, либо только твёрдо надеясь его тут увидеть. Даже зная примерные координаты GPS никому, находящемуся в здравом уме и трезвой памяти просто так идти сюда не придёт в голову. Потому что это место совершенно не относится к «вершине» Воттоваары, а абстрагировано от него обширным и широким, метров триста болотом. Болото это верховое, по идее, ниже, чем по колено, в него не провалишься, но всё равно удовольствия мало. К тому же небольшой возвышенный каменистый островок зарос лесом и камни и вблизи в нём видны плохо, а из далека вообще никогда не догадаешься, что они тут есть. Так что, спасибо мужику, выставившему в сетке координаты. Он правда, для красного словца маленечко пририсовал, но в реале они почти такие же: 63º 05,00ʹ СШ 32º 38,67ʹ ВД. Находится это на северо-востоке от «вершины», как бы в верхнем правом углу виртуального прямоугольника, куда можно вписать треугольник «вершины», прямо по диагонали от «Колодца». Поскольку координаты «Колодца», где меня постигло озарение, были даны абсолютно точно, никакого повода не доверять мужику не было, и я смело ломанулся почти чётко по диагонали, слез с «вершины», удивился, но решительно перелез через болото и нашёл тропку, которая, как ни странно, привела меня к объекту, который повсеместно называется «Лестница».
Честно скажу, без посещения «Лестницы» поход на Воттоваару сильно ущербен. Хотя на «вершине» несколько раз встречаются камни с уступами, где то ли природа, то ли неумелый каменщик пытался вырубить ступени 34), но только здесь «он» смог добиться своего. Вообще-то это даже не один камень, а целый каскадный комплекс камней, длинной метров 20 и шириной метров 10, где с большей или меньше степенью успешности вырублены ступени 35)36) разной высоты и прямизны. Основой композиции бесспорно является самый здоровенный камень, на котором можно насчитать 9 ступеней удивительной для природного объекта прямизны 37)38). Местами очень ровненько, даже можно подумать, что кое-где остались следы от зубила или не неудачных ударов камнетёса 39)
Если на минуту представить, что это рукотворный объект, то, честно говоря, я именно этот объект бы назвал «Амфитеатром». Потому, что «Лестница» это слишком банально для такого «мегалита». Лестница должна всё-таки быть по высоте больше, чем по длине, и должна куда-то возносить, а тут она никуда вверх не ведёт, тут вообще нет «верха», для символизма типа «лестницы в небо» жидковато, да и нет у нас оснований считать, что была в каменном веке такая символика. Попробовал я камень в качестве лестницы 40), как-то это не по-нашему, не по-гиперборейски как-то! Что это за лесенка? Вот в Мачу-Пикчу укреплённые террасы, залезающие на высоту 600 м от подножья, – вот это лесенка!
А вот в качестве амфитеатра, ну хотя бы его сохранившейся части вполне всё это могло бы послужить. Я даже живо себе представил, как могла рукоплескать наша гиперборейская публика 41) молодцам, состязающимся в дури молодецкой или, к примеру, заслушивая на торжественном заседании доклад на тему: «Влияние ускорения сейдостроения на повышение удоев и привесов угро-финского поголовья в северном Прионежье». Или внимая крикам «Слава бореям – Гипербореям гиперслава!» Впрочем, так могли кричать только нанятые на рытьё Белого моря укробореи, до этого выкопавшие Чёрное море… Правда, и для амфитеатра тут странное место – относительная низина, болото, не видно толком ничего, подобные монументальные сооружения куда лучше смотрелись бы на «вершине» «горы», так виды куда как внушительнее 42), всё окрест видать! Так что есть у меня большие сомнения, что и мой «Амфитеатр» - всё-таки мегалит естественного происхождения. Но от этого он совсем хуже-то не становится! В любом случае – удивительное явление!
На пару дней впечатлений вполне достаточно, требуется ещё время, чтобы осмыслить увиденное.

V. Опасности мнимые и реальные.

Для пущей убедительности ретивые паранормальщики – поклонники Воттоваары нагнетают обстановку, придумывая всякие страшилки о том, что на «горе» пропадают люди, действуют неведомые силы, происходят всякие странные вещи ну и прочие безобразия, которые присущи «местам Силы». Скажу честно, со мной ничего необычного не приключилось. Никаких «голосов» я тоже не слышал, хотя, как вы понимаете, сидя в лесу ночью в одиночку чего только не прислышится. Правда, вопреки рекомендациям моего, куда менее скептичного товарища, я боевую хаку не танцевал, здравицы в честь товарища Сталина не прокрикивал и «Интернационал» не пел, т.е. никак местную нечисть не приманивал, но, правда, и мелком круг вокруг себя не рисовал, и молитв не читал. Как-то никакой мистики, очевидно духи «горы» не выходят к тем, кто в них не особо верит. Я почти совсем не верю в потусторонние силы, хотя иногда, конечно, встречался с мистикой, особенно при утреннем поиске носков или пересчёте денег в кошельке. Ну, правда, компас и GPS пару раз дурканули, но это бывает, тем более, что снаряга была чужой. Что же касаемо чисто геологических аномалий, то, не исключено, что они могут присутствовать, хотя насчёт радиационного фона, утверждают, что он тут ниже, чем в среднем по округе. Ну разве что ещё к мистике можно причислить фантастическую тишину, которая устанавливается в лесу на склонах «горы» пасмурным вечером. Это, что называется, звенящая тишина, когда затихают не только многочисленные птицы, но и насекомые, причём даже и те, что забрались в палатку…
В то, что на самой «горе» пропадают люди, я тоже никак не могу поверить. Насчёт зимних заходов – не скажу, а вот летом, если, конечно, не лазить под камни или не мерять глубину колодцев и подземных резервуаров, то тушка пострадавшего исчезнуть никак не может. Есть на «горе» и глухие места, но так чтобы там не ступала нога человека, это вряд ли. Сейчас народ на «горе» наличествует практически всегда, за три дня я встретил 16 человек, считал.
На самой «горе», как мне кажется, весьма мала вероятность встречи с «дурными людьми». В принципе им тут делать особо нечего. Среди пришлой публики попадаются, наверняка, не вполне адекватные, но всё-таки не уголовники. Хотя, конечно, исчезновение человека на «горе» - хорошая реклама, это и привлекает дополнительный пикантный интерес маршруту, да и побуждает «чайников» к тому, чтобы пользоваться услугами местных сталкеров. А они, конечно, как и все ребята их «профессии», люди сложные, но я всё же не думаю, что и среди них есть полные отморозки.
Вот на предмет украсть что-нибудь, это запросто. Это как раз точно не сталкеры, им это совсем не выгодно, а приезжие, особенно автомобилюги. Вот вывеску же спёрли, сволочи! Впрочем, я два дня оставлял лагерь без присмотра и никаких признаков проникновения в палатку не отметил. Но, разумеется, все действительно ценные вещи я забирал собой.
Следов пребывания на «горе» больших хищных зверей я не обнаружил, видел только следы сравнительно крупного представителя семейства псовых, но, поскольку они отпечатались вперемешку с человеческими, то это, очевидно, собака. Насчёт мелких хищников не скажу, вполне могут быть, и вот они могут быть реально опасны, не тем, что сожрут тайком продукты, а тем, что могут быть заражены бешенством. Из прочих зверушек видел зайца, и, наверное, косулю, судя по помёту. Орнитофауна более разнообразна, и беспокоила меня чаще: ночные крики птиц не особо приятны: полёты сов, печальные, но пронзительные крики орликов, ну и привычные для Карелии, но довольно беспокойные вороны. Попадались ещё журавли, куропатки и многочисленные мелкие птички разных видов, но они ни промыслового, ни эпического значения не имеют. Хотя самцу куропатки удалось по-настоящему меня напугать: этот невротизированный экземпляр под утро начал квохтать так, что мне показалось, что в лагерь забежал медвежонок, что было, как вы понимаете, крайне нежелательным. Но это скорее забавный эпизод, чем тревожный.
Что касаемо ползучих гадов, то змеи на «горе» наверняка есть, я их, правда, здесь не видел, однако вообще в южной Карелии они совсем не редки, а на «горе» мест, где они могут обитать много, так что в жаркий день, когда твари выползают погреться, встреча со змеёй вполне возможна. В принципе они самые ядовитые и опасные в мае -начале июня, в остальное время для здорового мужика смертельной опасности нет, но вот для небольшой женщины или подростка гадюки могут быть опасны, так что лазить где попало, и ковыряться в камнях и норах, если и стоит, то крайне осторожно.
Собственно, под ноги тоже стоит смотреть, потому что сломать ногу, угодив в расщелину между камнями или оступившись на спуске – совсем не проблема, сломать шею гораздо труднее, но тоже можно, местами спуск с камней крутоват. Но, несмотря на необходимость соблюдения всех предосторожностей, мне не показалось, что пребывание на «горе» ничуть не проблемнее, чем в любом карельском лесу и пропасть тут ничуть не проще, чем в ином месте.
Но это на «горе», а вот на пути к ней человек вполне может пропасть и даже бесследно. Дорога от Гимол до Воттоваары мне не особо понравилась, особенно, когда я шёл по ней ночью. Места тут глухие, мрачные: довольно неприятный мусорный лес на камнях. Кое-где висят ещё знаки «опасная зона» и «пост №…», но это, как кажется, притащили откуда-то, то ли с железной дороги, то ли с карьера. Но и без этих глупостей лес неприятный.
Тут могут быть всякие нежелательные элементы, в т.ч. и моторизованные. Я за путь туда встретил одну машину, обратно – три, но такое безлюдье может стать и достаточно неприятным, чёрт его знает, кто тут проедет! И медведи тут точно есть, один наделал кучу прямо на дороге. Ну и очень неприятные тут болота, на какой-то карте написано, что глубина до 2 м. Вообще-то в Карелии никогда не встречался с болотами «имени Лизы Бричкиной», но вот тут готов и поверить. Потому что сам, только пытаясь обойти одну из бескрайних луж на дороге на «гору», шагнул на песчаную «кочку» и она мгновенно затянула меня по колено, усадила на задницу и стала утягивать и её, поставив в довольно неприятное положение. А если бы это была травяная кочка-ловушка? Короче лазить по низовым болотам тут тоже совсем не стоит. Так что, в одиночку ходить тут – удовольствие не самое большое.

VI. Обратно.

Я не решился в одно лицо искать нового пути для того, чтобы вернуться с «горы» в цивилизацию, а стал возвращаться по тому пути, по которому пришёл, т.е. в Гимолы. Можно сойти с северной стороны «горы» и найти дорогу на Суккозеро, по расстоянию это примерно тоже самое, но Суккозеро, как говорят, более «цивилизованное» место, там, якобы, даже железнодорожная касса сохранилась. Но я возвращался старой дорогой и не особо сожалел, потому что туда-то шёл почти что ночью и толком ничего не видел, теперь можно было посмотреть, что именно проходил. На удивление, лужи на дороге оказались более подсушенными, несмотря на три дня дождливой погоды. Такое впечатление, что в отсутствие непосредственно идущего дождя, влага постепенно всё-таки отходит через песчано-каменные слои и «дорога» кажется более сухой.
Наибольшей проблемой на обратном пути для меня опять оказалось ориентирование в самих Гимолах и попадание на станцию. И вообще Гимолы вполне уверенно движутся в сторону превращения в этакий карельский «Город Зеро» в который добраться ещё как-то можно, а вот выбраться уже нельзя. Я «не там» свернул и затерялся среди многочисленных и бестолково раскиданных построек некогда большого посёлка. В шутку подумалось, что местные сталкеры нужны вовсе не для того, чтобы водить на Воттоваару, а для того, чтобы находить магазин и станцию в Гимолах. Плутая, я умудрился выскочить на развилку, в которую упирается дорога из Падан, с тем самым расписным камнем – указателем. Ну вот, от камня надо двигаться на север, до первого левого, т.е. на запад, поворота, эта дорога наконец приведёт к станции.
Напоминаю, поезд в Гимолы приходит по понедельникам, средам и пятницам где-то между часом и двумя ночи. Не запутайтесь! Из Костомукши он, соответственно выходит по воскресениям, вторникам и четвергам. Два раза в неделю в его составе есть несколько вагонов, идущих до Питера и один, волшебный до Анапы, т.е. идущий через Москву, теоретически можно купить билет сразу в него и спокойно доехать до Москвы, например. Но это надо делать только заранее. Кассы в Гимолах нет! Собственно и станции там, можно сказать нет, железнодорожное хозяйство тут прогрессивно деградирует. Из всего, под чем можно спрятаться от дождя, – крохотный козырёк над входом в один из уцелевших станционных сарайчиков. Так что приходить заранее и сидеть на этой станции довольно грустно. Правда, народу, идущий с «горы» может тут запалить костёр и скоротать время, особо никто турьём не интересуется, есть доступный колодец с приличной водой и некоторое количество дров – сухостоя в пристанционных рощицах. Куча железнодорожного дерева, правда, бесполезна, оно, как известно, пропитано и горит очень неохотно. Позабавил схрон, куда были заложены железнодорожные знаки и всякие аксессуары 43), словно сдающие свои позиции железнодорожники мечтают сюда рано или поздно вернуться. Так вот придут потомки на обезлюдевшие просторы Карелии, найдут уцелевшие эти штуки и сочтут их артефактами исчезнувшей цивилизации… Ещё позабавили «скульптурные группы» из деревьев: «Инцест», «Шведская семья», «Мезальянс» 44) и «Превратности любви» и «Консенсус» 45). В остальном тоска…
Ну а поезд, на моё счастье, пришёл, даже на пять минут раньше обещанного. Вообще-то он стоит одну минуту, и задача вынужденного безбилетника не столь уж тривиальна – за минуту добежать до вагона, разбудить проводника и убедить его себя впустить. Первая половина поезда – вагоны до Питера, вагонов до Петрозаводска даже меньше, местные, которые тоже не имели билетов вообще ломились в хвостовой вагон, причём там уже даже бутафорская платформа закончилась, запрыгивать на подножку поезда они вынуждены были прямо из кустов. В принципе, проводники знают, что в Гимолах люди входят и без билета, поэтому часть вагонов к этому готова. Я вломился в первый же освещённый тамбур, сломив небольшое сопротивление проводницы. Но чтобы всё-таки заполучить билет пришлось переться через полсостава почти что в последний вагон, где сидит штаб, билет выписывают только там. Причём местные бухтят, что им неохотно продают дешёвые билеты, норовя втюхать купе, где гарантированно есть свободные места. Плацкарт действительно был почти заполнен, но зато есть полупустой сидячий вагон. Впрочем, ехать всё-таки 7 часов. Но всё ж ехать!

VII. Что осталось вне поля зрения. Выводы. Благодарности.

Из-за того, что я не стал экспериментировать с заходом-выходом на «гору», то дорогу, обходящую её с востока, я не видел. Соответственно и всяких сгоревших автомобилей, сложенную из камней лестницу и пресловутые «лабиринты» у подножия никак лицезреть не мог. Ну, беды в том мало, поскольку «лабиринты» все, в т.ч. даже отъявленные гиперборейщики считают новодельными, а ещё вернее - подделками. Правда, аргумент о том, что настоящие лабиринты могут являться культовыми сооружениями только тех культур, которые связанные с морем и рыболовством, не разделяю, поскольку на полу собора в Шартре изображён такой же лабиринт, хотя этот город ну совсем никак не относится к морским. Но в целом с псевдо-лабиринтами всё понятно, так что считаю, что ничего из гиперборейского ассортимента Воттоваары не упустил. Пресловутую Смерть-гору на востоке от Воттоваары, я по понятным причинам, тоже не видел, ну там совсем ничего необычного никто не описывал, сопка как сопка, ну только с несчастной военной судьбой, бог с ней, поисковых целей я точно перед собой не ставил.
На основании же всего виденного могу сделать вывод: «гора» Воттоваара – интересный природный объект с очень необычными для Карелии пейзажем и примерами разнообразных вариантов деградации горных пород. По карельским меркам – объект уникальный, во вселенском масштабе, разумеется, интерес представляет весьма скромный. Но в качестве доступной природной достопримечательности Воттоваара – место вполне зачётное. Что касаемо возможного присутствия рукотворных артефактов, то я вполне допускаю и такое, хотя сейды, на мой взгляд, никакого благоговения к пращурам не внушают. А вот «Лесница-Амфитеатр», если предположить и доказать как-то её неприродное происхождение – объект весьма интересный и действительно могущий многое рассказать об исчезнувшем народе, тесавшем камни в южной Карелии задолго до появления там славян. Но тут, конечно, больше фантазии, чем реальности.
Так в чём же Сила этого места? Ну не в мистике, точно. Никакой эзотерики, шамбализма и прочих надуманных парафизических явлений тут не зафиксируешь невооружённым, т.е. «нормальным» глазом, ухом и незамутнённым разумом. Ничего необъяснимого геофизического тут тоже нет, и никаких необычных животных и растений. Просто карельская сопка с необычным набором исковерканных тектоническими явлениями, ледниками, ветрами и просто временем камней. Ну и что, никакой силы нет? Ну вообще-то, раз «гора» заставляет самых разных людей бросать уютные и тёплые жилища и лезть в подзабытые богом места, мёрзнуть, мокнуть, подкармливать мошку, прованиваться костровым дымом и побаиваться странных шорохов северного леса, а потом никому из них совершенно не сожалеть о потраченном времени, силах и средствах, значит какая-то Сила в Воттовааре есть. Ну или в нас, потомках гипербореев…

Автор выражает благодарность:

Товарищу Che, он же Ingvar – за идею;
«Единоутробной супруге» товарища Che H.В. – за любезно предоставленную навигационную снарягу;
РЖД – за то, что до сих пор посылает поезда в Гимолы;
Петровскому и Лайденпохьояскому ЛВЗ за идею и реализацию идеи морошковой настойки;
Господину Великому Новгороду, Фёдору I, Петру I, Александру I и товарищу Сталину – за терпеливые ,но настойчивые напоминания чухонцам о том, что Карелия – исконно российская земля…

Опубликовано 05.09.16 lastdoctor

«Ветер Странствий» © 2012   Контакты
Сайт управляется SiNG cms © 2010-2015