Ветер Странствий
22 Январь 2018 11:07 мск  
Европа
Беларусь-2.Брест
Брест **

В Бресте, можно сказать, законодательно было установлено, что Крепость – Герой, а город – не герой. Поэтому и в плане достопримечательности, Крепость – герой, а всё остальное – так, довесок. Ну, и разумеется, быть в Бресте и не пойти в Брестскую Крепость – почти что преступление перед человечеством. Как и любой нормальный и более-менее патриотично настроенный гражданин, я безусловно глубоко чту память людей, погибших на Великой Отечественной войне и не могу не уважать то место, где тысячи из них отдали жизнь в её первые же часы и дни. Отчаянное мужество людей, которые сражались в чрезвычайно тяжёлых условиях, по сути, брошенные на произвол судьбы, никак не может быть подвергнуто сомнению. Это так! Однако, как обычно и бывало в нашей истории, героизм одних подчинённых стал, увы, лишь попыткой преодоления последствий дурости руководителей и разгильдяйства других подчинённых. В Брестской Крепости вся ненормальность ситуации становится видна наиболее наглядно. По сути своей, эта крепость была достаточно стандартным для середины XIX в. набором каменно-земляных укреплений с преобладанием земляных валов бастионного типа и «ядром» - кольцом стен и корпусов из красного кирпича. Внешнюю линию составляли три системы земляных укреплений: самые обширные Кобринские 1), небольшие по площади Волынские и ещё Тереспольские. В земляные валы были ещё вкопаны довольно обширные и до сих пор заметно разветвлённые помещения2). На внешней линии валов уже в XX в. установили с десяток ДОТов. Вообще говоря, мне не особо понятна мысль инженеров, раскидавших укрепления, по сути, по островкам, разделённым протоками Буга, - в любую трудную минуту эта странная система могла раздробиться и превратится из «линии обороны» в «островки сопротивления». Но получилось ещё хуже: в первый же час войны всю эту «систему» вместе с ДОТами Красная Армия бездарно сдала без боя. Сейчас сохранившиеся ДОТы, поросшие лесом и словно «вдавившиеся» в земляные насыпи, производят странное впечатление 3), но в 1941 г. наверняка всё было более пригодно к бою, и что мешало попытаться остановить врага уже на подступах к крепости, - не понятно; вариант «Товарищ Сталин запретил» просьба не предлагать, – не верю! В результате вся тяжесть немецкого удара пришлась на собственно каменное «ядро» Крепости - Цитадель4). Тоже, вообще-то говоря, довольно неприятное для обороны место, по крайней мере, уже для середины XX в. Крепостёнку тут складывали, конечно, на славу: много слоёв доброго кирпича 5), полный профиль укреплений плюс весьма затейливая, очевидно, система подземных помещений. Трое ворот, по старинке не лишённых избыточного эстетизма: наиболее нарядная Холмская брама 6), Тереспольская брама 7), ну и совсем разбитые нынче Бресткие ворота 8), где как раз наиболее наглядно видна добротность кладки9). Всё это прекрасно держало удары артиллерии времён ещё русско-турецкой и уже Первой Мировой войны, в принципе подобные укрепления в Кёнигсберге - Калининграде выдерживали удары советской артиллерии и даже авиации, и тут практически держали. Но дело в том, что подобная крепостёнка хороша была бы именно в совокупности с многочисленными, активно сопротивляющимися внешними укреплениями и ДОТами. А сама по себе старомодная Цитадель, со всех сторон окружённая рукавами Буга 10), наверняка тогда более полноводными, чем теперь, тесная, что особо заметно на фоне размашисто раскиданных бастионов внешней крепости, стала самой настоящей каменной ловушкой для своих защитников. Плюс к тому никто не позаботился о том, как добывать воду: колодцев внутри, надо понимать, не было, а подземные ходы к реке, а они наверняка были в XIX в., не нашли и не восстановили. Так что перспективы обороняться в замкнутом пространстве, на очень небольшой площади, отрезанными от всего чего угодно, а ещё и без запаса воды, были тут самые печальные. К тому же проблема появилась и в том, что защитников оказалось… слишком много. Мало того, что прямо в крепости размещалась целая куча подразделений: армейских, НКВД-ешных и пограничных всего числом с целую дивизию, так ещё сюда набежало после стремительной и бездарной сдачи самого города Бреста и укреплений внешней крепости примерно столько же, плюс многочисленные гражданские, женщины и дети. В результате почти две советские дивизии сами загнали себя в мышеловку, заперлись в тесном каменном мешке, как оказалось, ещё и без воды и с недостатком боеприпасов, и предоставили возможность паре немецких полков с некоторым даже комфортом себя потихоньку уничтожать! Кошмар, который даже во сне не мог присниться нашим славным стратегам, которые, - а тут «на месте» это становится практически очевидным, - обороняться вовсе не собирались! Принято считать, что отчаянное сопротивление защитников Брестской Крепости имело заметный стратегический смысл, поскольку оттягивало на себя значительные силы врага и срывало их стремительное наступление. На первый взгляд это сильно не так, потому что ценой неизбежной гибели двух дивизий, 20 тыс. чел., оттягивать на себя в течение недели пару полков врага, ну 5-6 тыс. немцев, - как-то не вполне логично. Однако фашисты, очевидно, думали именно так, в своём головокружении от успехов они, вероятно, тоже полагали, что держать целых два полка для того, чтобы осаждать никому ненужную крепость с какими-то двумя жалкими дивизиями унтерменшей – непозволительная для блицкрига роскошь. Поэтому, вместо того, чтобы осадить крепость и заморить её жаждой и голодом, они всерьёз её атаковали и утюжили всем, чем могли, чтобы побыстрей. И взяли, по сути, за неделю. Хотя унтерменши попались буйные: мало того, что не сдались, так ещё и постоянно пытались прорываться… И вот как вывод из всего этого ужаса, я обязан сказать, что, несмотря на весь идиотизм начала войны, здесь в Брестской Крепости действительно бились настоящие герои. В отличие от прочей трехмиллионной Красной Армии, бездарно драпавшей, бросавшей сотнями танки и самолёты и сотнями тысяч сдававшейся в плен, эти люди в чудовищных условиях, без воды, с утрачиваемой верой в «скорую и победоносную на чужой территории», и уже безо всякой надежды на помощь и спасение, не отчаялись, не сдались и сражались, пусть и не очень умело, но до последнего. Если бы в июне 41-ого вся Красная Армия демонстрировала хотя бы такое мужество, нам бы потом не потребовалось четыре года! От патетики пора перейти к реалиям. Честно говоря, Брестская Крепость предстаёт сейчас в не самом парадном виде. Большая часть: внешние укрепления - в довольно запущенном состоянии11), хотя они лучше сохранились, и тут можно оценить уровень фортификации. Но в целом это - пространная заросшая пустошь, где можно насладиться многообразием и богатством паутины12), от обилия которой иногда создавалось просто нереальное впечатление заколдованного леса 13). Цитадель обустроена гораздо лучше, оно и понятно, именно она и Герой. Но тут, вследствие героизма, и уцелело мало что: помимо упомянутых ворот, ещё некоторые здания по периметру, остальное – даже не руины. Из монументальной пропаганды всяко должен запомнится громадный монумент «Мужество» 14), да и «Жажда» 15)тоже чем-то берёт, правда, в основном, как и в Волгограде, впечатляют размах и масштаб, чисто с художественной стороны к автору вопросы есть, да и крашенный серой краской бетон – не самый лучший материал для увековечивания. Третий монумент «Штык» 16 справа), на мой вкус, - какое-то недоразумение. В последние годы принято рядом с военными памятниками пристраивать ещё церквёнки, тут тоже за уши к подвигу тянут попов, Свято-Никольский гарнизонный собор 17) призван заполнить собой образовавшуюся пустоту посредине Цитадели и очень настырно лезет в объектив, хотя он мне показался совершенно неуместным ни с какой стороны. Небольшая коллекция орудий и танков запомнилась переходной моделью танка Т-44 18). В уцелевших по периметру зданиях располагаются три музея. Самый значительный и интересный – собственно музей Обороны Брестской Крепости. Обстоятельно, с душой сделанный музей, действительно неплохо отображающий основные аспекты трагических событий, с батальными картинами, диорамами и даже качественной резьбой по дереву 19), ну и, разумеется, с многочисленными военными находками: оружием, снаряжением и т.п., где невеликому знатоку этого вопроса будет интересно посмотреть, например, на тогдашний ручной гранатомёт, машинку для набивки пулемётных лент 20), специальную лопату для вкапывания столбов или подковы 25 см в диаметре для полковых тяжеловозов, наверное. Меня несколько удивило боевое знамя погранчасти «абаронцаў рубяжоў», подписанное на белорусском языке 21),- интересно, когда ввели единоязычие в Красной армии? Есть и небезынтересные фотографии, среди которых попалась и коллективное фото одноногих наших военнопленных, в т.ч. и защитников Брестской Крепости, освобождённых весной 1945 г. Разумеется, лишиться ноги и сидеть в концлагере это чудовищно, однако, выходит, что фашисты всё-таки удосуживались оказывать унтерменшам медицинскую помощь и не сразу пускали калек в расход? Второй музей посвящён персоналиям: судьбам защитников крепости, членов их семей, ну и каких-то ещё брестских жителей. Его я позволил себе проигнорировать,- это уже больше не из области военной истории, а из области мелодрам. Ну и, наконец, третий музей Художественный, расположившийся в зданиях бывших казарм, что хорошо видно в интерьере 22), к крепости практически совсем никакого отношения не имеет, просто занял освободившееся историческое здание. Служители даже сразу предупреждают, что Айвазовского с Шишкиным тут ждать не надо, но и на современных местных художников посмотреть небезынтересно. Войны, тут, кстати, почти не касаются. Крохотный раздел традиционных ремёсел позабавил тем, что мало-мальски нарядные платья и рушники хозяйка считала нужным «подписать» на видном месте, ну чтоб не зарились, наверное 23). Ещё в музее есть хорошая модель старинного городка Берестце 24), собственно древнего Бреста, остатки которого срыли при строительстве Крепости. А вот сами остатки городища, раскопанные на Волынских укреплениях, можно понаблюдать в археологическом музее «Берестце» 25). В основном это остовы срубов каких-то сооружений 26), вряд ли оборонительных. Хотя они и на жилые не особо похожи, - маленькие слишком. Понятное дело, что площадь крепостёнки была сильно ограниченной, но в таких клетёнках жить невозможно, а где скот держать, а сено? Внутрь музея я не попал, потому что в этот день проводили профилактику откопанной древесины, но посмотреть можно и через стеклянные стены, а вообще странные люди, - наоборот, надо было ещё рубль набросить к цене билета и дать посмотреть, как они профилактику эту делают, по-моему, так это самое интересное. На этом из Крепости можно удалиться. Сам Брест ни в какие времена особо примечательным не был, так полу-еврейское местечко, причём, как уже говорилось, возникшая Крепость, проходившая по военному ведомству, практически не относилась к остальному городу, до сих пор можно полюбоваться на столб, разделяющий городские и крепостные «земли». Так что гражданским Брестом власти, ни российские, ни польские особо не занимались. Понятное дело, что во время войны многое было разрушено, но даже на старых фотографиях ничего особо выдающегося не увидишь. В плане архитектуры городок довольно невзрачный, хотя тут остались образцы относительно старых культовых сооружений, очень скромные, так, очень простенькие классические силуэты: почти необарокко, почти неоклассицизм, почти псевдорусское ретро. Несколько домов, преимущественно конструктивизм, и польского, и русского разлива, или польское необарокко, но лично меня они не впечатляют. Хотя вот здание гостиницы «Буг» 27) или новый Железнодорожный вокзал 28) 29)вполне достойно представляют «сталинский ампир». Однако, как и почти везде в Беларуси очень стараются свой город приукрасить. Уж чему-чему, а умению вычистить, починить, покрасить, озеленить и оживить скромные городки нам у западных братьев надо поучиться. Ни один, даже самый скромный и даже безликий белорусский городок не может не оставить приятного впечатления, хотя бы усилиями его жителей по расцвечиванию и очеловечиванию своей урбанистической среды обитания. Тем более, что тут был и великолепный повод: в 2017 г. Бресту – 1000 лет! Памятник этому событию поставили загодя 30), не сказать, что это выдающееся произведение, но выглядит достойно, местами забавно: тут успели совместить, и ангелочков, и Витаутаса с побитыми им крестоносцами, и космонавта 31), - молодцы, везде хотят успеть! Под тысячелетие, естественно, весь город оживили и приукрасили33). Но самый мощный удар нанесли по улице Гоголя 32), где предприятия города обязали изваять по памятнику, так или иначе относящемуся к Гоголю, ну или просто для романтики и красоты34)35). Большинство - симпатичные, некоторые странноватые, под стать творчеству известного укро-итальянского писателя, например рука автора с пером, материализующаяся из дыма от сжигаемого второго тома «Мёртвых душ» 36). В основном фирмы ставили что-то близкое к своей тематике, но веселей всего получилось у «Облгаза» - чёртик с мешком на крыше, то ли спёр что-то, то ли подкидывает дрянь какую-то 37), по-моему, очень по профилю организации! Приятное впечатление производит и городской парк Куп 38), тут всё, конечно, скромнее, цветочки попроще и скульптуры деревянные, местами страхолюдные, но тоже забавные, особенно вот этот добродушный белорус с увесистой дубиной 39). Самая пикантная скульптура стоит на вокзале: эта «Ожидающая поезд» скромница на самом деле весьма ядрёная девица с третьим, а то и четвёртым размером бюста и весьма зазывным декольте 40). В этой же композиции удивил столб с расстояниями, до Москвы - аж 1095 км, а это расстояние поезд проезжает за 14 часов! При этом до соседнего Гродно беларуская чыгунка тарахтит 12! Смешно, но между двумя областными центрами нет прямой связи, и при этом особенно смешно, что первая в нынешней Беларуси железная дорога появилась именно в Гродно. Ну да ладно, этот казус никак не понижает значимости Бреста как железнодорожного узла, хотя бы потому, что тут лежат последние метры широких дорог русского образца, и тут меняют колёса. Так что наличие тут довольно богатого музея Железнодорожной техники 41)вполне оправдано. В этом открытом для публике депо можно полюбоваться на 18 паровозов, на обычные, на более «современные» со шнеком для подачи угля в топку, на трофейные немецкие, на чешскую «Шкоду», на переходный вид - полутепловоз, но ещё на паровозном «шасси» 42) или на тепловоз-снегоочиститель 43). Но самое интересное – это кабина паровоза, - если кто-то думал, что рулить паровозом плёвое дело, - легко в этом разубедится 44). Ещё нынешний Брест город пограничный, к слову таковым он стал окончательно только в 1945 г., а до этого был только несколько лет между разделами Польши и в 1939-41 гг. Так что и музейчик «Спасённые художественные ценности» тут вполне уместен. Таможня не даёт добро! Добро тут, конечно, не ахти какое, живопись – дрянь, но иконы попадаются интересные45), культовые предметы46), китайщина кой-какая, запомнились ещё кавказские пояса, куда вшиты царские рубли, аж 20 целковых, да ещё столько же четвертаками 47) и приборчик для определения камней 48). Ну а пошленький фарфор я снял только для того, чтобы удивиться контрабандистам, это как же надо внагляк переть с такими вещами через границу, а ведь тут ещё и мебель представлена! Напоследок вполне стоит посетить Областной краеведческий музей. Ничуть не хуже среднестатистического краеведческого, старались выжать максимум из не особо богатой материальной коллекции. В историческом разделе можно посмотреть на клад аж римских монет, хотя и серебряных, на клад литовских монет, которые ходили уже в объединённой Речи Посполитой, на каменных идолов 49), вроде бы в оригинале. Ещё можно полюбоваться на гетьманскую булаву и мундир сенатора Российской империи 50). А ещё там висит почти что боевое революционное знамя51), которое нельзя полностью не процитировать в орфографии оригинала: «Камунистычная партыя Заходян Беларусi. Бересцскi акружный камiтет»! Читаешь, едва сдерживая рыдания! Да за такую власть, которая позволяет трудящемуся такую родну мову с такой орфографией, и жизнь отдать не жаль! Природоведческий отдел мне тоже понравился, вроде бы ничего особенного, как всегда чучела, но если угодно, с душой сделанные, а энтомологический отдел почти что и уникальный. Тутошний Бенедикт очень умственно подошёл к созданию коллекции, не стал размениваться на всякую экзотическую чепуху, а собрал редких, но местных насекомышей. Например, тут можно узнать, что здоровенный комар с длиннющими ножками, пугающий детей, так и называется – долгоножка; гаденькая продолговатая фитюлька с двумя хвостиками, ползающая часто под раковиной и ванной, – это чуть ли не самое древнее выжившее насекомое – уховёртка; что оса-наездник может быть и относительно большой, и совсем крохотной, меньше сантиметра; что есть шмели – паразиты, называющиеся шмелями-кукушками; что есть мухи – скорпионницы, которые похожи на скорпиона; что взрослый муравьиный лев похож на стрекозу, ну и т.д. Я, правда, и этого титана белорусского членистоведения подловил на ошибочке, он перепутал перепончатокрылых с прямокрылыми и записал овода к пчёлам, но гению простительно… Вдохновившись вполне плотно проведённым днём в Бресте, можно смело двигаться дальше. Не-е-е-т, не в Польшу, а в другой славный белорусский город Гродно! Хотя это, как говорилось, и непросто, но в Беларуси легко и не должно быть, это укрепляет национальный характер!


Опубликовано 19.11.16 lastdoctor

«Ветер Странствий» © 2012   Контакты
Сайт управляется SiNG cms © 2010-2015