Ветер Странствий
21 Июль 2018 01:04 мск  
Россия
Архитектурные откровения Подмосковья
Быково** (55.61 с.ш. , 38.06 в.д.)

Того удивления, что постигло меня в Дубровицах, в этом подмосковном селе уже не могло случиться, хотя ещё один необычный памятник русской архитектуры способен порадовать. В очередном имении очередного графа, Измайлова, кажется, стоит очень своеобразное произведение русского зодчества XVIII в. – церковь Владимирской Иконы Божьей Матери 1). Определить стилистику этого сооружения не берусь, считается, что это готика, хотя совсем не столь уж очевидная2). Вот в Красном – там готика, очень по-русски переосмысленная, в Дубровицах – сногсшибательное барокко, в Подмоклово – доморощенное барокко, а тут присущая Баженову, которого и считают автором проекта, гиперэклектика, пытающаяся совместить «восток» и «запад». Вид у церкви совершенно «ненашенский», прежде всего из-за элементов позднероманского стиля, барочных, всё же лестниц, декора из всяких финтифлюшек и медальонов на западный манер. Причём, изображены на финтифлюшках явно не евангельские персонажи. Есть некоторые условно позднеготические элементы 3)– полубашенки-полушипики, очень схожие с Петровским дворцом в Москве или зданиями Коломны, а ещё напоминающими подобные на Марии-пред-Тыном в Праге. Вообще-то от готики и всё, потому как на присущие готике смелые стрельчатые перекрытия, и, особенно рвущиеся в небеса башни русский архитектор не решился. От этого сравнительно изящная церквушка получилась всё-таки довольно плоской, а банальная колокольня уж точно на высотную доминанту не претендовала. Интерьер совсем банальный, явно более поздний, но хорошо, что не обшарпанные стены. Короче, церковь в целом оставила самые приятные впечатления. Вот только её пора сильно подремонтировать…
Ещё больше нуждается в спасении комплекс бывшей графской усадьбы, который, собственно, и был главным в имении. Сейчас там противотуберкулёзный санаторий, но и он уже в сильном запустении. Народ туберкулёзников особо не боится и местный парк, тоже сильно запущенный, со всякими барскими постройками типа Ротонды с коринфскими капителями, использует по назначению. Ну и само Главное здание 4) тоже нынче находится в малопрезентабельном состоянии, хотя это интересный памятник, заслуживающий того, чтобы его привести в порядок. Сооружение в основном уже послебаженовское, некий Б.Симон перестроил его до неузнаваемости, хотя привычное для Баженова сочетание красного и белого осталось, но и всё, остальное – просто симпатично, с лёгким налётом неоромантизма и, как положено, с гербами, конями и игривыми кариатидами.
В результате, если бы всё это отреставрировать, получился бы очень интересный архитектурный ансамбль, жаль руки пока не доходят. Может потому, что село Быково спряталось от железной дороги, проходящей через одноимённый посёлок, сразу и не найдёшь?

Дзержинский ** (55.62 с.ш., 37.8 в.д.)

У притулившегося к самой Москве не самого известного и относительно невеликого городка, как оказалось, есть немало поводов для гордости. Место застолбили ещё при Дмитрии Донском, который тут изволил почивать на пути к Куликову полю. По утру увидал он на сосне икону святого Николая, и так сие чудное сретенье угреша его мятущуюся душу, что не только порубал мамаеву шайку, но и решил тут основать монастырь. При этом нормальное финно-угорское «унгур ша», то ли «травяная река», то ли «речная трава» преобразовалась в душегреющую Угрешу, видать трава забористая была. Сказано-сделано – поставили монастырь. И этот Николо-Угрешский монастырь 5) служит главной достопримечательностью городка, причём весьма достойной. При всём моём скептицизме в отношении способности нынешних церковников сделать что-либо «как следует», насчёт здешних ничего плохого сказать не могу – вернули к жизни настоящий архитектурный памятник!
Хотя не то, что от времён Донского, но даже и от XVIII в. тут почти ничего не осталось. Причём, основательно громили монастырь трижды. При Петре и при Екатерине II просто отжимали у разжиревших церковников имущество, а после революции, как положено, совсем. Поэтому и восстанавливали дважды. В середине XIX в. тут вдруг затеяли организовать семинарию, и соответственно, развернули масштабное строительство. Ну и второй раз уже восстанавливали в перестроечном чаду. В результате никакого оборонного значения нынешняя псевдо-фортификация не несла, хотя над стенами тут постарались на славу. Из старого уцелели, по-видимому, только Северо-восточная башня – абсолютно типовая, такие в любом русском монастыре можно увидеть, ну и не лишённая некоторой крепости и солидности башня над Святыми воротами 6). Зато при первом «восстановлении» не только восстановили Северную стену 7)8), но и причудливо её изукрасили на разные лады: узорами стен, арочными выемками изнутри, круглыми и шатровыми башнями 9)с резьбой и лепниной, покруче московских. Получилось красиво, хотя как-то уж очень вычурно на грани безвкусицы. Остальные стены, до которых, видимо, и тогда, и сейчас руки толком не дошли, выглядят куда скромнее: Западную ещё как-то покрасили, а остальные глаз не радуют совсем. Но зато т.н. Палестинская стена 10), ограждающая семинаристов от тлетворного влияния дольнего мира, – совершенно уникальная, как мне представляется. Тут архитекторы воспроизвели в камне канонический образ стен горнего града Иерусалима, да и вообще стилистику изображения городов на православных иконах – абсолютно необычно смотрящуюся стену с разнообразными, налагающимися друг на друга фантазийными элементами 11)12). Сейчас она белая, а раньше, решённая в бордово-белом, была, как кажется, ещё более впечатляющей. Но и так сгодится!
Внутренние сооружения, быть может, не столь впечатляют, и точно - не столь оригинальны, однако весь комплекс монастыря не вызывает отторжения. Хотя он восстановлен поверх уже раз «восстановленного», т.е. часто насмерть перестроенного, и грешит типичным православным кичем, что конца 1890-ых, что конца 1990-ых. Даже условно старых построек мало, - разве что Успенскую церковь 13) 14) можно отнести к ним в полной мере. Интересна она не только русско-барочными украшениями, но и нынешней доступной для посещения ризницей с реликварием и сохранившимися росписями, правда, уже явно не XVII в. Росписи по-своему интересны, например, довольно суровая трактовка «Страшного Суда», где подсудимая душа на время прений сторон привязана к столбу 15). Настоятельские покои 16) – совсем условно старинные, как и необычная своей совершенно «татарской» архитектурой «бывшая» «Западная башня» 17). Но вот к неоднократно перестроенной Колокольне 18)19) особых «претензий» нет. Нет их и к схематично восстановленному Никольскому собору 20), да и к громоздкому, но всё же не лишённому «псевдо-русской» эстетики Спасо-Преображенскому собору 21). Внутри этого самого масштабного здания монастыря – тоже вполне чинно, всё-таки пестрота не убила окончательно вкуса: люстры понравились22), отдельные элементы решения интерьера23), ну и альсекка с пресловутым Мыколой на сосне запомнилась 24).
Да, пожалуй и новодельные, ну для конца XIX в., церквушки Иконы Всех Скорбящих Радости 25) и Казанской Иконы Божьей Матери 26) - тоже ничего, особенно в ансамбле с изящными барочными наличниками Братских корпусов. Даже имитация скита – деревянная церковь Св. Петра и Павла 27) до кучи сойдёт. Разве что только уж совсем «свежая» Св. Пимена Угрешского кажется совсем жалким эпигонством.
А так вполне благостно, что ещё укрепляется удачно вписанным в ансамбль прудом 28) с птицами 29) и плавучими менажериями, хорошими цветниками, образцово-показательной бурёнкой, бесплатным, но чистым сортиром, дешёвой выпечкой, которую тут же дозволительно и слопать, да ещё, пожалуй, отсутствием мелочных придирок, столь свойственных действующим культовым сооружениям. Если не врываться в святую обитель в каких-нибудь бесовских одёжах, типа шорт, бридж или богомерзких топиков, то никто особо и не цепляется. Даже самое популярное в прикладном православии слово «запрещено» тут я видел только один раз, а так всё больше напутствуют, например, воровать свечи, залазить на клирос, сквернословить или фотографировать что попало «не благословляется!» И всё можно посмотреть и только за добровольное пожертвование, ну как тут ослушаться или как не пожертвовать толики малой! Сорвались «непущатели» только один раз: в здешний, посвящённый Николаю II музейчик, который, как любой исторический, может быть небезынтересен, попасть можно только заранее прикинувшись паломником. Ну и бог с ним, с Николашкой! А в целом – ни разу не пожалел что посетил это достопамятное место.
Так что и памятник снизошедшему на сосну Святителю Николаю тут уместен, и тем более уместен памятник одухотворившемуся сим фактом Дмитрию Донскому 29), пусть даже и неказистый. Причём, как это ни странно, памятников этому, по большому счёту, действительно несколько переоценённому, но всё-таки весьма распиаренному князю, совсем немного: ни в Коломне, куда он шёл на стрелку с братанами, ни в Ивановке или Монастырщине, т.е. на самом Куликовом Поле на момент моего посещения памятников не было, их стали расставлять только в последние годы, потребовалось даже не 600 лет, а больше!
Ну и нынешнему городу тоже понадобился 601 год, чтобы стать городом. Потому как ни существование монастыря, ни основание семинарии такого статуса «Угреше» не принесло. В 1920-ых гг. статус посёлка и имя принёс Железный Феликс, именем которого назвали тут очередную замаскированную колонию для малолетних подонков, которую и вселили в монастырь. Это не легендарный ШКиД, но тоже похожее заведение его же имени. Так что и памятник Дзержинскому 30) тут вполне уместен, кстати, вполне приличный памятник, и, кстати, верните, сволочи, Феликса на Лубянку!
Но даже и Феликс не помог стать городом, наверное, только предприятие «Союз», выпускающее всякие необходимые «аксессуары» для ракет, скрывающееся ныне под идиотской аббревиатурой ФГУП ФЦДТ сделало подмосковный посёлок городом. Никогда бы не догадался, что такое «ДТ» в этом ФЦДТ, это, оказывается, «двойных технологий»! Вот эти ребята не только создали «Ракетный Щит Родины», но и город Дзержинский, и потому и масштабный комплекс памятника Создателям Ракетного Щита Родины 31) с внушительным железным ракетным фалосом и расставленные по городу бронзовые академики - дважды Герои – тоже весьма уместны.
Вот такой симбиоз науки и религии получился… Правда вот, среди поводов для гордости собственно градостроительных памятников нет, забавна, конечно, попытка решить очередной торговый центр в условно-старорусской стилистике, как на площади Дмитрия Донского, а так можно сказать, что в городе относительно опрятно, фонтаны бьют, оградка беленькая, больше подошедшая, правда, монастырскому пруду, ну и всё, особо не «угреша» души. Ещё, конечно могут позабавить или озадачить своеобразные скульптуры местного ваятеля, большинство из которых стоит на той же площади 32). Ну тут есть место для дискуссии, а вот теряющееся на их фоне обшитое сайдингом безобразие - т.н. церковь Святителя Макария Московского права на существование не имеет как жалкий молельный ларёк, паразитирующий на славе монастыря. Ладно, пусть постоит, подождёт свой бульдозер, который обязательно приедет при очередной смене вех…

Дубровицы*** (55.44 с.ш., 37.49 в.д.)

Сам посёлок близь Подольска ничего собой, вестимо, не представляет, но вот расположенная неподалёку церковь Знамения 33)– совершенно неожиданное сооружение для центрального Нечерноземья. Православная церковь в стиле барокко – огромная редкость, тем более что она "более барочная", чем многие католические. Относительно несложное, с точки зрения архитектуры, сооружение по роскошеству каменной скульптуры и лепнины превосходит большинство из мною виденного, включая подобные церкви в Париже, Риме или Вене. Удивительно, как семейству Трубецких удалось построить такую «домашнюю» церковь, а главное, как она дожила до нашего времени в относительно приличном состоянии.

Зарайск * (54.76 с.ш., 38.87 в.д.)

По дикости своей до последнего времени не знал, что в этом относительно недалёком от Москвы городе сохранился кремль. Аж специально приехал проверить – действительно, всамделишный Кремль 34), причём именно «светский», не ограда монастырская. В отличие от близкой Коломны, где кремль фрагментарный, здесь полный профиль, все стены целы и башни на месте, башен, правда, немного, а ворота пробиты почему-то в стене. Зато город не сдался в смуту, в отличие от упомянутого соседа, хозяйничавший тут Пожарский всех отогнал. Но сейчас, в отличие от соседа, местный кремль от жизни города маленько отстранён, это скорее резервация, причём пустоватая. Внутри, собственно, только Успенский собор 35), заслуживающий внимания в силу почтенного возраста, скромно, но вполне со вкусом. Да и всё, пожалуй, храм XIX века 36) так, для фона. Кремль, конечно, окультурен, местами симпатично, хотя и совсем «неисторично».
Город же ничем не примечателен, патриархальность полная с центральной улицы Советской открывается прекрасный вид на… поля. А ещё одна церквушка века XVIII задействована под краеведческий музей, не был, потому как понедельник. Ещё запомнился памятник Зарайскому Полку, геройствовавшему в Болгарии. У нас редко чтят подобным образом «местные» воинские формирования. И всё? Все! А чего вы ещё хотели?

Красное ** (56.60 с.ш., 34.69 в.д.)

Удивительно, когда в маленьком сельце можно встретить настоящий шедевр архитектуры при нашей скудости на это дело. В Красном стоит церковь Преображения Господня 37)38), явившаяся для меня основной достопримечательностью всего района вокруг Старицы. У церкви удивительная архитектура, которую именуют русской псевдоготикой. Особой готики там по настоящему мало, какие-то отголоски в стрелках арок, круглых окошках и лепной мишуре, а вообще – очень необычные обводы. Архитектора, кажется его Фельдсман звали, критиковали, но кто-то сказал, что гениям позволены причуды. Гений – не гений, не знаю, но мне такие причуды вполне понравились. Интерьер не сохранился, хотя, опять-таки, в отличие от нашей обычной российской фресковой размазни, стены там были без росписей, голубые и «рифлёные» лепными стриями, интересное создавалось впечатление, наверное. На куполе фреска, как ни странно была, и кое-что от неё осталось, не шедевр…
Определённый интерес вызвало небольшое собрание икон, снесённых в церковь отовсюду. Художественная ценность и мастерство иконописцев весьма малы, однако сюжеты для икон – очень своеобразны. Например, икона, изображающая Авеля Адамовича. Вот уж повод для поклонения: халявщик, подхалим и злостный мясоед, приносящий богу кровавые жертвы! А ещё: «барельефчик» с изображением селигерского подвижника, многие годы спавшего стоя, как боевая лошадь, чуднáя икона XVII века «промежуточного» письма или тверской вариант мадонны с младенцем.
В общем – роскошный памятник для Старицкого района Тверской области. Если не брать «программные» сооружения больших архитекторов в обеих наших столицах, то храм в Красном, наряду с церквями Дубровиц и Подмоклово – лучшие в архитектурном отношении. Красновская церковь, может и уступает этим двум, но только потому, что не является уникальной. Как оказалось - это авторское повторение Чесменской церкви в Санкт-Петербурге, хотя я её ни разу увидеть не сподобился. А ещё одна их сестра стояла где-то под Псковом, но ту коммуняки разломали. По картинкам на питерской скульптура, конечно, поизящнее и лепных рюшечек побольше, зато красновская – выше, как говорят… Ещё рассказали байку о том, что под сильным ветром единственный оставшийся крест на церкви клонится, а потом обратно выпрямляется – диво дивное, а может шарнир какой хитрый…

Подмоклово** (54.87 с.ш., 37.34 в.д.)

Хотел было присовокупить село это к Серпухову, чтоб тому придать лишнюю архитектурную привлекательность. Чего уж там, каких-то семь километров от города - и все дела. Ан нет, не так все просто! Это раньше, в проклятые советские времена можно было с несоветской легковесностью перемахнуть через Оку, а в нынешние года мост зачем-то унесли чёрти-куда, и до Помоклово стал полноценный тридцатник! Офигенная рыночная экономика! Так что теперь по всем раскладам село превратилось в самостоятельный объект. Туда даже автомобилюгам по отвратительной гравийной дороге добраться непросто, а уж для всех прочих категорий граждан путешествие в Подмоклово, и главное обратно, превращается в настоящий квест. Прямо таки Теруэль какой-то серпуховского уезда.
Впрочем, ни мало не жалею потраченные на поездку из Серпухова два часа двадцать пять минут. Два часа туда-сюда на автобусе, двадцать минут туда-сюда пешком в направлении единственной достопримечательности села – церкви Рождества Пресвятой Богородицы 38) и где-то минут пять на посмотреть. И сразу рысью на обратный автобус, а то - кранты!
Если же ближе к телу, то церковь стоит того, что бы её увидеть живьём. Может быть, она не стала для меня таким архитектурным откровением, как храм в Дубровицах, но всё же очень необычный для наших мест храм. Пишется, что это итальянское барокко, хотя, пожалуй, это скорее слегка «запоздалое» барокко, доморощенное, но в лучшем смысле этого. Душу в сооружение вложили бесспорно, а не просто тупо скопировали. По сути – это ротонда, окружённая аркадным кольцом (по-умному не помню, как это) с пилястрами и украшенная каменными скульптурами. Такой уж излишней барочной навороченности, в духе церквей Рима, тут нет, но все декоративные элементы, по-моему, к месту. На нашем архитектурном безрыбье – настоящий шедевр!
Вообще удивительно, что современники Петра I, люто ненавидевшего Москву, да и её окрестности тоже, именно в Московской области построили, и храм в Дубровицах в стиле самого что ни на есть махрового барочища, и церковь в Подмоклово. Причём это «домовые» церкви! В Санкт-Петербурге и его окрестностях ничего подобного, построенного при Петре нет, есть только «царёва» церковь в комплексе Петергофа, но она помоложе.
Правда, подмокловский шедевр подзапущенный. Хотя церковь и передали церкви, но та, видимо не знает, что делать со свалившимся на неё счастьем. Как сказала местная дама: «Батюшка у нас хреновый!», многостаночник, приходом подмокловским мало интересующийся. Оно может и лучше, потому что церковники так уделывают старинные церкви, что их зодчие в гробах ворочаются! Один лифт, пристроенный к Елоховской церкви в Москве чего стоит! А уж на сколь либо «научную» реставрацию такого ценного объекта у них мозгов не хватит! Может всё-таки государство этим займется! А то, что автобус в Подмолклово хоть и ходит всего три раза в день, но неожиданно пунктуально придерживается расписания, оставляет надежду – Серпуховской район не безнадежён…

Теряево** (56.17 с.ш., 36.10 в.д.)

В диковатом верхнем левом углу московской области, чуть выше Волоколамска, затаился Иосифо-Волоцкий монастырь 39)40), который собственно и прославил само слегка подзатерянное село Теряево. На фоне очевидной похожести наших монастырей, с их однотипными церквёнками и чаще плюгавенькими башенками на покосившихся стенах Иосифо-Волоцкий вполне себе солиден и оригинален. Фортификационная часть внешне вполне себе приличная, хотя особых подвигов за этой твердыней что-то не припоминается, не Сергиев Посад, даже поляки гуляли тут, как хотели. Зато башни достойны внимания, они не только сами по себе достаточно хорошо сработаны, но и украшены изразцами 41), оригинально, хотя по функциональности это похоже на дубинку со стразиками. Начинка духовного содержания тоже вполне оригинальная. Встречающая входящего Петропавловская надвратная церковь 42)43) необычная и очень нарядная, не просто расписная, но ещё и обильно украшенная изразцами. Главное сооружение – Собор 44), интересен, пожалуй, только из-за наредкость удачно подобранного изразцового пояска. Все претензии скромной архитектуры собора на звание «московского барокко» можно всерьёз не принимать, но изразцы очень украшают. Широкое использование изразцов вообще нечастое явление в России, разве что ещё в Ярославле это практиковалось. Но Иосифо-Волоцкий монастырь как-то больше брал не оттуда, даже не от ближнего Звенигорода, а из Боровска. В Теряево «кафли муравлёные» гораздо более осмыслены, чем в Боровске, хотя делал их и тут, и там один и тот же мастер с весьма странным для православного мастера прозвищем Полубес. Собственно и сам св. Иосиф оттуда, один из адептов воинствующей церкви, но мне этот высокодуховный персонаж малоинтересен, по большому счёту, бандюк, погрязший в каких-то внутриконфессиональных разборках, пользовавшийся тем, что его монастырь крышевался самим государем. Собственно, благодаря этому, сам монастырь был богатым и мог себе позволить эксперименты в области зодчества. И сейчас он крышуется государем, потому ремонтируется довольно активно, собираются восстановить и колокольню собора, взорванную в 41-ом, как обычно, непонятно кем. Она вроде бы должна быть сопоставимой с Иваном Великим в Москве. Государева крыша накладывала и некоторые обязательства, так под монастырским замком сиживали и идейные противники самого Иосифа, и разжалованный Васька Шуйский. А ещё один чёрт, а вернее его малютка – Скуратов здесь, можно сказать, лёживал. Считается, что он похоронен где-то на территории монастыря, хотя надгробную плиту его видели в Москве, рядом с его домом… Чертовщина какая-то, перезакопали его что ли? Да в общем-то - хрен с ним! Говнюк, конечно, но хоть погиб за Родину…
Вполне себе безбедное былое житие монастыря идёт в разрез с хохмой, рассказанной местными жителями, вообще весьма увлечёнными краеведами. Согласно этой хохме, монахи из монастыря ходили побираться в соседние деревни, в результате чего те получили название Малого и Большого Страмилова. Вот уж навряд ли, если монахи и страмились там, то явно бегая по девкам в поисках милостыни совсем иного свойства!

Опубликовано 01.07.14 lastdoctor

«Ветер Странствий» © 2012   Контакты
Сайт управляется SiNG cms © 2010-2015