Ветер Странствий
21 Июль 2018 01:11 мск  
Европа
Баварское захолустье
Вис ***

Посещение церкви в Висе мне казалось чем-то похожим на так и не осуществлённый визит в церковь французского Везле - этакий авантюрный квест, - во Франции непонятно как ехать из полу-легендарного Авалона, тут, в Германии – непонятно как из полу-сказочного Фюссена. Ну и, соответственно, преодолевая эпические трудности можно требовать эпичности и от интересующего объекта. Но всё оказалось гораздо проще, от замков едут автобусы, а значит и требования к церкви Виса можно было снизить с заоблачных высот. Поэтому даже то, что ничего сказочного или невиданного в ней не оказалось, совсем не испортило настроения.
Паломническая церковь 1) если и удивительна, то только поводом для своего строительства в посёлке, очевидно, до того ничем не примечательном: настоящее чутьё в области культового туризма продемонстрировала местная барышня, у которой вдруг замироточила скульптура, ну и построили церковь – народ потянулся! А вообще это «просто» великолепный образец германского барокко, да даже рококо, наверное, внешне не претендующий на звание чуда света, но с очень добротной, не лишённой изящества и воздушности архитектурой, восхитительным сочетанием обильной, но изящной лепнины2)3), позолоченной резьбы, среднефигурной скульптуры 4)5)и удачно вставляемых фресочных и полотенных вставок6)7), ну и с оптимальными в таких условиях колористическими решениями8). Жизнерадостный, вдохновляющий интерьер, что ещё нужно паломнику после проделанного пути, не страшным же судом и бесами его стращать!
Вдохновившись, можно посмотреть ещё скромнейшую часовенку 9) с необычным расписанным купольным барабаном, в частности со сценой «товарищеского суда» над грехопадшими прародителями и фонтаном, то ли с кровью, то ли всё-таки вином10). Можно ещё запечатлеть местные, типичные для южной Германии домики с нарисованными наличниками и филёнками 11), ну и в путь, а то ведь последний автобус уедет…


Ландсхут *****

Маленький баварский Ландсхут принадлежит к ранее, вероятно, очень многочисленному типу условно «южно-немецких» городков, чьё крохотное законсервированное историческое ядро состоит из пары сотен составленных в плотные рядки простеньких по архитектуре, но жизнерадостных, с причудливыми фасадами, расписных или просто ярко-разноцветных домиков с резко выделяющегося на их фоне собором. Число их изрядно уменьшилось из-за войн и технического «прогресса», но такие городки ещё относительно густо раскиданы не только по югу Германии, типа Шпайера или Аугустбурга, и по Австрии, но и по югу Польши, типа Замосци, а Чехия, кажется, вся из таких, как Тржебич состоит.
На этот последний Ландсхут особенно похож. Здесь тоже пяток улиц, составляющих слегка раздвинувший зелёные насаждения разной степени естественности городской центр: Альтштадт 12)13)14)15), Нойштедт 16), Ляндгассе 17) Кирхгассе 18) и отчасти набережная Изаргештаде 19) составлены из рядков незатейливых в общем-то, но весьма пёстрых и потому радующих глаз домиков 20)с довольно вычурными украшениями на вершинах фасадов – зубцами, шпиликами, уступами или вообще какими-то «ушами»21)22). Попадаются и полностью расписные дома 23), и орнаментированные, но в основном это однотонное разноцветье с отголосками готики, типичного немецкого маньеризма и барокко в его «деревенской» разновидности. Всё смотрится как «не из этого времени». Правда, в отличие от большинства других старинных городских центров, тут нет узеньких улочек и запутанных кривых переулочков, укромных местечек и тупичков, хотя ничего параллельного тоже нет. Ещё иногда создаётся впечатление, что тут много сильно подновлённых, «реконструированных» полудекораций, стилизаций с загрублением силуэтов или доведением их до некоторого абсурда, когда вместо элиптоидных наверший оставили полуэлиптоидные «капли», но в целом это совсем не мешает старым кварталам оставаться живенькими и бодрыми. Хотя и всерьёз как городскую архитектуру воспринять все эти разноцветные бусы, нанизанные на улицы, очень трудно.
Но историчности в городке всё же хватает, центр вполне сохранился в более-менее аутентичном виде, насколько мы это себе сейчас можем представить. Наверное, тут обошлось без коврового бомбометания, и ничего не воткнули лишнего, хотя вместо совершенно необходимого в таких городках «чумного столба» поставлено нечто, отдалённо напоминающее его по форме. Из современного, к слову, ещё только творения, демонстрирующиеся во вторгшемся в пояс внешних укреплений музее Скульптуры. Он посвящён, кажется, преимущественно местному скульптору Кёнигу с его довольно выразительными минималистически-механистическими, но довольно однообразными отображениями всяких тягот и лишений. Хорошо у него получается решение темы толпы разной степени безмолвствования 24). А вот насчёт красоты - куда хуже, например вот это 25), стоящее во дворе произведение – не дерево и не мозг, это «Сферическая Кариатида»!
А вот во всём остальном придраться особо не к чему. Сохранили в более-менее презентабельном виде самую старую из существующих в Германии городскую ренессансную пфальцграфскую Резиденцию 26), внешне, правда, малозаметную среди прочих домов, разве что она белая и чуть больше соседей. Внутренне – это довольно бюджетный вариант ренессансно-маньеристского палаццо 27)с деревянными панелями разной степени декоративности28), печками, нарядно облицованными хорошими разноцветными изразцами и рельефами, наборными потолками с живописными вставками и фресками 29), ну и с неизбежной привнесённой позднейшей разносортицей из барокко и даже очень скромного ампира. Живопись и резьба разной степени мастерства и вкуса почти исключительно символическая, - запомнился интересный вариант зодиака, пытающийся воспроизвести на потолке карту звёздного неба с «переползающим» из одного «окна» в другой Драконом и Лирой, снабжённой орлиными крыльями и головой в стиле герба Империи, не иначе. В целом, при всей наивности и немастеровитости исполнения – вполне красочное, приятное глазу и заслуженное сооружение. Ходить по нему, правда, приходится строем, и просят не фотографировать. Тут есть ещё и небольшой музей с несколькими разделами. В археологическом можно увидеть очень длинный древнегерманский меч, очень широкий и плоский наконечник копья, тоже вряд ли римский, а ещё раздражающие меня «реконструкции» не существовавших римских кольчужных доспехов и ещё расставленную ни к селу не к городу, но потешную, в стиле «лего» римскую когорту. В историческом разделе может удивить изображение Христа, сидящего в королевских регалиях на льве или картинка с оргией с участием голых баб и одетых мужиков, очевидно популярная тогда тема «Блудного сына». В художественном разделе удивила очень мрачная почти современная пейзажная живопись.
Но самым достопримечательным местом в Ландсхуте всё-таки надо назвать замок Траусниц 30), очень выигрышно залезший на высокий холм и очень внушительно и многообещающе смотрящийся с нескольких точек. Внешняя часть укреплений из желтоватого камня с красноватыми крышами может, и не производит впечатление грозной твердыни, но эстетична31)32). Внутренняя часть уже явно «облегчена» 33)34)и перестраивалась с целью увеличения комфорта, а не усиления боеготовности. Несколько составленных в каре внутренних построек замка выполнены в местечковом барокко поверх ренессанса 35)36)37), интерьеры – такие же, но с густыми подмазками XIX в. Сохранилось откровенно мало чего: из сплошных фресок аутентичные с фигурами стиля «дель арте» остались, как ни странно, только на лестничных ходах, в остальном - сильно подновлённые или так, «обозначенные», по-немецки подновлённые «абрисно». Ещё можно отметить только хорошие гобелены. Из здешней кунсткамеры, складирующей немало красивостей, но вполне соответствующей своему названию в плане бессистемности собрания, запомнилась только игрушечные пособия по анатомии 38), тончайшая резьба по грецким орехам и симпатия собирателя к изделиям из сдвоенного кокоса, напоминающего женскую жопку. Снаружи запомнился рисованный календарь с солнечным часами 39), где изображены языческие боги, которым посвящены дни недели. На всякий случай, это у нас, дикарей дни имеют числовые названия, а вот у очень культурно-духовных католиков сохранились сугубо языческие названия! Апофеозом этого недоразумения служит наш седьмой день недели, называющийся у нас воскресением, в честь понятно чего, а вот у носителей христианской культуры этот день первый на неделе посвящён Сатурну, здесь изображённому детиной в кафтане с аппетитом хрустящим собственным отпрыском – прекрасный персонаж для святого дня! Ну ладно, эта казуистика только на пользу восприятию, весь комплекс точно вполне сойдёт за старинный замок.
Из фортификаций условно можно ещё вспомнить городские ворота Ляндтор 40), больше вроде бы ничего не осталось. А вот церкви в Ландсхуте довольно интересные. Кристускирхе 41) – не в счёт, это больше деталь пейзажа, а вот даже превращённая в выставочный зал Хайлиге-Гаст 43)заслуживает внимания: тут тебе и угловатая готика 44) с треугольной башней-обрубком45), больше на северо-германскую из Киля или Бремена похожая, ну и какая-никакая атрибутика с резным порталом и стрельчатыми сводами46). Внутри, правда, смотреть почти не на что, ну могильные плиты рельефные с местными покойниками. Ну и там где, вероятно была позолота, теперь немного инородная жёлтая краска.
Ну и уж точно достоин визита собор Санкт-Мартин 47) – явная архитектурная доминанта городка. Очень неплохо декорированная колокольня 48), и так-то ростом выше среднего, а на фоне пестрящейся под ногами мелюзги выглядит настоящим колоссом. Само здание Собора имеет несколько красивых, хотя и очень небольших портальчиков 49)50), один украшен рельефом с нечастым сюжетом - ангелами со свитками 51). Удался и архитектурно очень изящный интерьер с невероятно изящными колоннами 52). Зал достаточно узкий, колонны очень тонкие, даже может показаться, что они ничего не поддерживают 53)и всё это придаёт и без того высоченным сводам ощущение почти заоблачной высоты. Прочих украшательств не сильно много, хотя есть тут и фрагменты аутентичных фресок54), и остатки средневековых витражей, и затейливые двери55), и небезынтересные надгробия. Приятно, что всё более-менее стилистически сохранно, почти никакой современьщины, вот это явно новое распятие 56) тоже стилистически почти безупречное, хотя и показалось каким-то слишком эротичным что ли…
Почти близнецовой показалась и церковь со странным именем Санкт-Йодок 57): тоже усреднённая готика58), высоченная колокольня, грациозные колонны, остатки резьбы и лепнины59), резной аляпистый алтарь 60)и прямо-таки перенасыщенность памятными досками и могильными плитами, где якобы смиренные католики на самом деле ярко демонстрируют свою гордыню61). А ещё пасхальное дерево, тут – берёзка, украшенная соответствующими яйцами62), интересная местная традиция. Так что и это заметное сооружение, хоть и стоит не в столь интересном окружении, но общий дух сохранённой старины вполне поддерживает.
Местный музей нас отпугнул своей бездарной «рекламой», делающей абсолютно непонятным, на что стоит рассчитывать в его стенах, хотя там, вероятно есть всякие средневековые штучки и украшательства из несохранившихся зданий. Но и без него почти на целый день погружения в эпоху барокко в городке исторического «материала» хватает.

Прин ам Кимзее ****

Му… чудаковатому баварскому королю Людвигу II никогда не сиделось в своей законной столице Мюнхене и он болтался по всей Баварии в поисках места, куда бы ещё просадить батюшкино наследство. В плане вкуса на природные красоты ему не откажешь, одних окрестностей Фюссена достаточно для подтверждения. Здесь же тоже место что надо: большое и красивое, в обрамлении гор, озеро наверняка имеет полу-волшебный вид, ну, разумеется, в хорошую, погоду, с двумя большими островами – что ещё нужно, чтобы надёжно вложить деньги налогоплательщиков и спокойно встретить старость, забив на исполнение своих монарших обязанностей!
Собственно Прин ам Кимзее расценивается больше, как связующее звено между миром реальным и миром больного воображения короля – безумца. От станции можно ехать на столетнем паровозе – забавной страшно чадящей бухалке, но это уж совсем неспортивно, ну а на остров, естественно надо плыть. Виды, разумеется, в дождь неважные, но подключив фантазию, можно считать вполне красочными. Остров Херренинцель, т.е. мужской изначально был задействован под монастырь и т.н. Старый Дворец, куда время от времени приезжали предшественники Людвига – пфальцграфы Баварские, так что, конечно, и до Людвига могли оценить по достоинству местные красоты. Местная часовенка тоже старенькая 63)64), правда, малоинтересная.
Ну а вот Новый дворец Херренкимзее 65) – творение Людвига. Его островное положение добавляет, конечно, романтики, но и так смотрится внешне весьма достойно, несколько удивляя неожиданным размахом. Снаружи 66)этот дворец мне понравился больше, чем, например, комплекс в Шлайссхайме или его предшественник Нимфенбург в самом Мюнхене, поскольку в фасад всё-таки вложили какую-то фантазию67)68), которой часто почему-то не хватает королевским дворцам, поналепили и понаставили статуй. Парк вокруг больше похож на не особо декорированный лесопарк, но усугублен несколькими фигурными фонтанами69), где помимо более-менее понятных нимф и купидонов, попадаются весьма странные сюжеты, как это водится в Германии, взять хотя бы Нюрнберг или Раштатт. Тут тоже один фонтан изображает каких-то людишек, валящихся в гадючий ровик 70), а центральная композиция изобилует самыми настоящими гадами и неприятными какими-то рептилоидами в человеческой одежде 71). Но это ещё радует, как какая-то местная казуистика, а вот интерьеры дворца могут разочаровать. Тут, разумеется, всё по-людвигски, т.е. очень по-богатому: пестро, усажено лепниной и скульптурой, намраморено и назолочёно. Но всё это нескрываемое подражательство и какое-то прямо низкопоклонство перед Луи XIV Французским. За образец взят, разумеется, Версаль, но тут даже не пытались как-то творчески переосмыслить «культурное наследие», не дословно, но тупо скопировали. Все эти барочно-рококошные лепные наплывы, скульптурная мешанина с пёстрыми мраморными панелями, избыточной малоизящной позолотой и не особо искусными росписями и так смотрится не особо впечатляюще, а с учётом времени создания, т.е. конца XIX в. вообще кажется совершенно несвоевременным и неуместным. Равно как и скопированная с версальских времён сверхпышная мебель и королевские ложа производят не лучшее впечатление совершенно неподобающим своему времени варварским роскошеством. Если Луи XIV строил для своего времени действительно нечто невиданное, настоящий символ своего абсолютизма, то его жалкий баварский тёзка управлял миром только тогда, когда не привлекал внимание санитаров. А когда карающая рука психиатров настигла его, ни один из баварских «версалей» так и не был достроен. Так что плюс ко всему, всем этим противоестественным роскошеством никто никогда не пользовался. Снимать в замке нельзя, но чтобы не быть голословным, запечатлел вот это гигантское, но нелепое украшение 72) и уже в музее Людвига II - заготовки для замка 73)74), - масштаб трагедии понятен.
На фоне инородности Нового Дворца Старый Дворец 75) и монастырь Августинцев кажутся ценным историко-художественным памятником. Внешне это весьма скромные сооружения, которые я даже не удосужился запечатлеть, а вот интерьеры местами порадовали. Да, это типичное местечковое барокко: приплюснутое, суетливое и цветастое в не особо выдающихся росписях 76)77), но это – адекватное отображение вкусов той эпохи и хозяев замка. И монастырская церковь по-барочному весёленькая и симпатичная 78)79), как положено, с «кремовой» лепниной и живописными и колерными вставками. Здесь же ещё и неплохой музейчик, где можно посмотреть на «древнюю» автомойку 80) и картины местных, вернее болтавшихся вокруг Кимзее художников, например Юлиуса Экстера, подобно всем немецким «пограничникам» XIX-XX вв. кидался во все крайности, от импрессионизма и символизма до экспрессионизма. Повеселила картина, на которой рыбаки, вопреки известному анекдоту, знают, как использовать пойманную русалку 81).
А может и не русалку… Может заблудшую монашку с другого острова? Чтобы не быть обвинённым в мужском шовинизме, можно сплавать и на второй остров – женский, Фрауэнинцель. Тут застройка гораздо плотней: целый посёлок с симпатичными «дачными» домиками 82), ну и естественно, женским монастырём Бенедиктинок. Туда, скорее всего не пустят, но можно посмотреть вполне заслуженную церковь 83) с характерной «баварской» маковкой на колоколенке84), позднеготическим базисом и уже барочной пёстренькой начинкой85). Историческое здание Торнхалле 86) обычно демонстрировало что-то из этой же серии, но было закрыто, снял его больше из-за любопытного покрытия тёсом стены соседнего здания. Ну можно ещё круг почёта по островку и назад, а материк.
Сам городок Прим вообще-то тоже заслуживает внимания, если останется время вполне можно изучить и его некоролевские достопримечательности. Тоже, наверное, типичный германский городок с сохранившимися старинными домиками, активно использующими всякие деревянные элементы и густо испещрённые местечковой, но самобытной «живописью» с узорами, бытовыми и религиозными сюжетами. Приятно пройтись по Альтератхаусштрассе 87), Зеештрассе 88) или Хозриесштрассе 89)90)91). Местная церковь скромная, но вполне барочная, в часовне позабавило, пардон, конечно, изваяние Христа с крестом, умудряющимся ещё и почесаться 92). А местный Хайматмузеум 93) в интересном историческом здании вообще очень приличный, опять же без иронии, на уровне Егорьевска. Тут можно оценить бытовые аспекты местной жизни: характерные печки с изразцовой облицовкой и необычными круглыми навершиями 94), типа того, что видел в Инсбруке, или с остающимся мне непонятным сюжетом с крылатыми пупсами в лодке 95), деревенскую расписную мебель, «мементоморящую» своих владельцев 96), ремесленные упражнения сапожника с коньковыми ботинками и странными мегалаптями 97 слева), весьма похожими на экспромты пленных немцев в Сталинграде или свечника, наматывающего заготовки свечей на катушку 97 справа). Удивила местная женская мода, и пёстрые подкосники 98), и особенно украшенные золотошитыми кистями шляпы 99), да и весь костюм кажется каким-то более «испанским», южным. Ну и повеселила реклама пива, где медведь брудершафтит со львом 99), подумалось – вот, дошутились, пришёл русский медведь и хряпнул вашего пива с английским львом на пару, - ну вот такие мыли накануне Дня Победы. А так немцы - ребята неплохие, только вот всё не с теми лезут драться…

Шлайссхайм ****

Королевские дворцы Шлайссхайма – это ближайшая из загородных резиденция баварских королей, если не считать почти городского Нимфенбурга в Мюнхене. Правда, поскольку всё здесь было построено ещё до рождения скандально известного романтического психопата Людвига II, то и напиаренной на эту тему публики тут куда меньше, чем, скажем в Прин ам Кимзее или, тем более, в Фюссене. А потому культурное наследие проклятого королевского прошлого можно спокойно посмотреть в свободном режиме, без ажиотажа и навязчивого сервиса.
Главное достояние большого комплекса – это Новый дворец 100). Внешне, правда, это не просто безликое, как это часто бывает, здание, но вообще унылое. Лишь обратный, т.е. парковый фасад ещё как-то смотрится 101) и длинные пристройки, заполненные не слишком изящными статуями 102). Но интерьеры вполне эту «скромность» искупают103)104)105). Стилистическое и цветовое решение напомнило дворец Раштатта. Это почти ничем не замутнённое рококо 106)107)108) почти без ампира, почти без перебора и ненужной размашистости и больше в пастельных тонах, напоминающих кремовый торт109)110)111), но с небольшими розочками. Правда вся эта пастельность 112)113), как кажется, появилась после реконструкции. Близость к аэродрому, о котором позже, очевидно не могла не сказаться на желании героических английских бомберов разбомбить за компанию и дворцово-парковый ансамбль. Восстановили, причём масштабно – достойно оформленных комнат 114)115)116)в замке много, куда больше, чем в среднем, правда, как показалось слегка халтурно: где-то недокрасили, где-то художники не особо старательно воспроизводили детали, весьма плохо воссоздана имитация лепнины, ну и так, по мелочи, а ещё кажется, что до сих пор пахнет свежей шпатлёвкой. Но бесспорно, огромные усилия реставраторов следует признать и уважить. Из прочей начинки с довольно многочисленной пинакотекой 117)118)из весьма средних картин привлекло внимание голландское полотно с интерьером церкви. Если внимательно присмотреться, то можно увидеть в божьем храме не только попрошаек, фланирующих, болтающих и флиртующих бездельников, но ещё и собак. Я – идейный атеист, но и мои религиозные убеждения явно были бы оскорблены.
К вопросу о религии, в Старом дворце 119)120), претендующем на XVI в, но откровенно опустошённом и неинтересном, на постоянной основе развёрнута выставка культового искусства, преимущественно наивного. Тут можно полюбоваться на эфиопскую икону-комикс, где в пикантных подробностях изложено коммюнике саммита Соломона и Саабы 121), нашу икону с редко появляющейся полуголой женщиной 122) и целая подборка 123) статуек с безумным старцем, спавшим стоя. Фигурка просветлённого Адама позабавила тем, что у него прикрыт не только перед, но, на всякий случай, и зад 124). Тут же ещё и слегка сопливая выставка, посвящённая Восточной Пруссии, ну всем этим Раушену (Светлогорск) или Пальмникену (Янтарный). Запомнились монеты Тевтонского Ордена 125), а вообще-то - хрен вам!
Самый маленький здешний дворец, почти теряющийся в большом 126), но не особо навороченном парке - Люстхайм 127) интересен не сам по себе, и не своими фрагментарно оставшимися росписями, а весьма приличным собранием раннего майсенского фарфора, считающимся крупнейшим за пределами Дрездена. Наверное, там и стоило говорить о фарфоре, изобретённом в начале XVIII в. отчаявшимся получить философский камень везучим и талантливым прохиндеем Бёттгером при дворе саксонского короля, но раз там не уделил внимания, то тут есть достойный повод. Собрание действительно хорошее, хотя я и не большой любитель фарфора вообще и майсенского в частности. Качество оценивать не берусь, а вот внешнее исполнение меня не особо впечатляет, варианты из Дельфта и Севра часто кажутся более тонкими. Мастерство майсенских художников не всегда соответствует мастерству гончаров, мне вся эта цветастость и усеянность всякими финтифлюшками не кажется особо стильной, но таковы вкусы времени, а пионеров европейского фарфороделания стоит уважать в любом случае. Хотя я больше присматривался к сюжетам, среди которых в раннюю пору часто попадаются весьма необычные. Много «китайщины», которой, как мне кажется, подражали не столько из любви к ориенталистике или из уважения к «предшественникам», сколько из желания на первых порах выдать свой, доморощенный фарфор за «настоящий», т.е. китайский. Позабавила сцена отлова драконов 128), зная китайцев, не удивлюсь, что на еду. Вряд ли современному человеку будет близок предельный натурализм майсенской посуды, особенно столовой. На мастерски написанных птичек-попугайчиков 129), на редких «в быту» белых мишек 130) смотреть приятно, а вот на отрубленную кабанью голову с реалистичными мышцами, фасциями, зияющими сосудами и перерубленными костями на срубе 130 вверху)? А обнаружить на своей тарелке, кроме хрена ещё клопа, паука в паутине, двухвостку 131) или волосатую гусеницу 132)? Как ещё никто до увековечивания глистов не догадался… Ну ещё много всяких дурацких, на мой вкус статуэток, типа вот этих: козы на козе и козла на козле 133), кошки, дерущейся с собакой 134 справа), но это ещё всё милые глупости, а как вам Сатурн, аппетитно пожирающий своих отпрысков 134 слева)? Но всё равно, уважения к мастерам 300-летней давности это никак не умаляет, и наоборот, подогревает интерес к эпохе.
Парк, как уже говорил, не показался особо роскошным, хотя садовники не дают цветам увядать, безжалостно выпалывая ещё цветущие растения, чтобы заменить новыми, но цветники тут не особо большие, фонтаны немощные, много времени на гуляния терять не стоит 135), чай не Петергоф и даже не Казерта. Оставшееся время в Шлайссхайме стоит убить на расположенный рядом, на беду, очевидно, военный аэродром, превращённый в Авиационный музей.
Музей не особо большой, но тут довольно много целых летательных аппаратов, начиная от дельтаплана первого авиатора, а авиация – это полёты на аппаратах тяжелее воздуха, Отто Лилиенталя 136). Есть и десяток всяких планеров 137), и «хенкели» с «мессершмидтами», включая первый, наверное, реактивный Me262 138). Есть и забавная хрень, способная садиться, очевидно, на снег, этакий авиа-сноуборд 139), и что-то из нашего 140), и более современная вражья техника, вплоть до трёхступенчатой баллистической ракеты 140). Ещё можно залезть в кабину пилота 141), и убедиться, что приборов там не меньше, чем в кабине паровоза в Бресте. А вот играть в реалистичный авиа-симулятор людям с непрочной психикой, особенно в день отлёта, наверное, не стоит…


Опубликовано 25.05.17 lastdoctor

«Ветер Странствий» © 2012   Контакты
Сайт управляется SiNG cms © 2010-2015